Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Встреча с российскими историками в Сиднее

1 июля 2015 года в сиднейском Русском клубе в Стратфилде прошла презентация вышедшей в прошлом году книги «Российская консульская служба в Австралии. 1857-1917 гг.». На встречу с русскими австралийцами приехали известные ученые, занимающиеся историей русского присутствия в Австралии. Авторы книги профессор из Санкт-Петербурга Александр Массов и Марина Поллард из Брисбена рассказали о поиске документов в российских архивах при создании книги, а профессор из Владивостока Галина Каневская — о работах Дальневосточного Федерального университета по исследованию современной русской общины в Австралии. Визит начался 21 июня и предусматривал встречи с местными исследователями и работу в австралийских архивах Брисбена, Сиднея, а также Армидейла, Канберры и Мельбурна.

Большую работу по организации встречи провело правление Русского клуба. Заместитель председателя клуба Алексей Ивачёв приветствовал гостей и затем, в ходе своего вступительного слова, показал снятый им видеоматериал, в котором напомнил о первых контактах российских моряков с пятым континентом. Эти морские контакты начались более 200 лет назад, с прибытия в Сидней в 1807 году российского шлюпа «Нева» и до 1903 года, когда в Австралии побывал последний российский корабль под Андреевским флагом — крейсер «Джигит». О морских связях россиян с Австралией подробно написано в книге А.Массова и Е.Говор «Когда мир был широк».

В своем выступлении, фильме и выставке А.Ивачёв отметил заслуги местных  исследователей и хранителей истории русских в Австралии, на труды которых часто ссылаются российские историки. Среди них К. М. Хотимский, о. Иннокентий Серышев, Борис Криста, Н.М. Кристесен, Н. И. Дмитровский-Байков, Елена Говор, Владимир Крупник, редакция «Австралиады» (редактор Н.А.Мельникова), Русское историческое общество (Кира и Петр Татариновы). Вспоминая дипломатические отношения двух стран и, в частности, первого нештатного консула в Сиднее Эдмонда Монсона Поля, пробывшего на своём посту 50 лет (до 1913 г.), Алексей Ивачёв  показал сделанную им видеосъемку на кладбище Waverly могилы  консула Поля и его родных. Были также показаны материалы, относящиеся к первому штатному консулу А.Д.Путяте и первому консулу в Австралийском Союзе Н.П.Пассеку. Для встречи  Алексей и его брат Дмитрий подготовили выставку, рассказывающую об основных этапах исторических исследований австралийско-русских контактов и включающую старые издания русских книг и первых номеров газеты «Единение», отмечающей в этом году свое 65-летие.

Марина Поллард, курирующая данный визит в Австралию российских историков, рассказала собравшимся, как она начала заниматься изучением истории русских консулов в Австралии (её статьи на эту тему печатаются в газете «Единение»), и о своем знакомстве и сотрудничестве с Александром Массовым.

В своем выступлении профессор А.Массов рассказал о причинах назначения российских консулов, вначале нештатных, в далекую Австралию начиная с 1857 года, и дал краткую характеристику каждого из них.

 

- Несколько факторов определили эту необходимость. В середине 19 столетия в Австралии были обнаружены крупные месторождения золота. «Золотая лихорадка» породила стремительное развитие австралийских колоний и огромный приток иммигрантов со всего мира, включая Россию. Вторым фактором можно отметить начинающееся федеративное движение, результатом которого могло быть объединение всех существующих колоний на материке со своими геополитическими интересами и внешнеполитическими ориентирами. Вместе с тем в австралийских штатах ощущался страх перед русским вторжением в случае возникновения англо-русской войны, а это теоретически было возможно, отношения двух стран оставляли желать много лучшего. Поэтому российское правительство решает учредить в Австралии консульскую службу, вначале на уровне нештатных консулов в Мельбурне и Сиднее.

К середине 90-х годов процесс создания Австралийской федерации был близок к завершению, и российское правительство решило, что политическую информацию в новой стране должны собирать профессиональные дипломаты, штатные сотрудники российского Министерства иностранных дел. В 1894 году в страну был направлен первый штатный консул Алексей Дмитриевич Путята. Это был образованный человек, востоковед. Поначалу его встретили в Австралии настороженно, считая, что он послан шпионить, выискивать, где расположены военные укрепления австралийцев. Однако довольно быстро он завоевал высокую репутацию интеллектуала среди политических кругов Виктории и культурной элиты Мельбурна. Даже австралийская пресса признала, что Путята обаятельный, очень интересный человек. Он написал более 30 донесений в Российский МИД, где подробно рассказывал о внутриполитической жизни страны, давал характеристики государственным деятелям, политическому устройству этой колонии. Очень возмущался «демократизмом и опасной близостью власти и народа». Проработав в Австралии всего 11 месяцев, он умер в Мельбурне от болезни почек. 

Очередным консулом России был назначен  Р.Р. Унгерн-Штернберг, дипломат  из знаменитого дворянского рода остзейских немцев. До перехода в Министерство иностранных дел он проходил службу в армии. Его донесения точны, информативны, менее литературно интересны, чем донесения Путяты, но очень качественны с профессиональной точки зрения. Кстати, Путята и Унгерн-Штернберг помогали православной общине Мельбурна, которую составляли, в основном, греки и сирийцы, русских в то время в городе было мало. Унгерн-Штернберг получил высокую оценку своей деятельности российскими властями и вскоре был повышен, получив пост генерального консула в Лондоне, где и закончил свою карьеру.

В 1900 году в Австралию приезжает Николай Помпеевич Пассек, юрист и дипломат. Он говорил на нескольких языках, был весьма экспансивной личностью. Пассек участвовал в провозглашении Австралийского союза в январе 1901 года, и был приглашен на открытие первого Федерального правительства. Он писал, что был недоволен, как австралийцы отнеслись к дипломатическому корпусу: «не те места дали», «не оказали должного почета». При Пассеке православная община смогла приобрести землю и сделать проект в византийском стиле первого православного храма. Русский консул сумел придать этому открытию политическое звучание. Была послана телеграмма российскому министру иностранных дел, который отдыхал в то время с императором Николаем II в Ливадии. Николаю II было доложено, и он изволил начертать поздравление православным верующим в Австралии, о чем было опубликовано в австралийских газетах, а освящение этой церкви сопровождалось присутствием официальных лиц штата Виктория.

Затем в Австралию прибыл консул М.М.Устинов. Ему выпала тяжелая роль, в это время шла русско-японская война. Австралия поддерживала Англию, которая была настроена антироссийски. Пробыл господин Устинов в Австралии недолго. Вершиной его карьеры был пост консула в Соединенных Штатах, где он проработал до 1930 года. Правительство США Советскую Россию не признавало, но поддерживало царских дипломатических представителей, чтобы они заботились о российских беженцах. 

После Устинова консулом в Австралии стал Матвей Матвеевич Геденштром, интересная личность из обрусевших немцев. Он, судя по всему, выполнял какие-то тайные задания российского правительства, еще когда был консулом в Японии и на Мальте. В Австралии он ничего секретного не выполнял, но оказывал помощь русским путешественникам, помогал собирать материалы профессору из Петербурга Святловскому. Геденштром был избран членом-корреспондентом Музея антропологии и этнографии. Жена его работала в организации Alliance Francaise. Это единственный консул, чью судьбу нам с Мариной Поллард не удалось полностью проследить, но мы установили, что в 1921 году он смог вырваться из Советской России и уехать легально в Эстонию со своей женой. Что произошло дальше с ним,   мы не знаем.

И, наконец, последний консул Александр Николаевич Абаза, из известного молдавского дворянского рода. Его родственник был министром финансов Российской империи, еще один – контр-адмирал Абаза – входил в окружение императора. Я знаю, что потомки этого контр-адмирала сейчас живут в Австралии, в Бриcбене.

У Александра Николаевича было больше прямых консульских забот, так как к этому времени, перед Первой мировой войной, в Австралию приехало большое число русских эмигрантов и среди них много революционеров. По мнению Абазы, в это время в Австралии было около 11 тысяч русских и около 500 человек из них – «господа революционеры», которые мутили воду в русской общине и пытались влиять на австралийское рабочее движение. Абаза пишет несколько донесений, где объясняет, что необходимо следить за этими смутьянами и нужно открыть православный приход в Брисбене, городе, который тогда был центром русской эмиграции, чтобы отвлечь рядовых членов диаспоры от революционного влияния. Когда в 1917 году в России произошли две революции, Абаза отказался служить большевикам, в начале 1918 года сложил с себя полномочия и уехал из Австралии в Египет, где жил его престарелый отец. 

Наряду с отчетами в МИД, которые отправлялись в Россию с русскими моряками, консулы проявляли заботу о россиянах, оказавшихся в Австралии и попавших в те или иные сложности: потерявших документы, нуждавшихся в помощи в случае судебного преследования или в срочной денежной помощи, осуществляли заверку документов и так далее.

После 1917 года дипломатические отношения двух стран оказались прерванными. Правительство большевистской России пыталось назначить консулом одного из членов русской общины Брисбена - большевика и агитатора Петра Симонова. Австралийцы не признавали его консулом, так как у Австралии и Британии не было дипломатических отношений с Советской Россией, но они не мешали ему и относились как к неофициальному представителю интересов русского населения в стране. Впрочем, в начале 20-х годов он уехал из Австралии, и до 1942 года дипломатических отношений между двумя странами не было. В 1943 году австралийский посол господин У.Слэйтер (W.Slater) отправился в Советский Союз, а оттуда в Канберру приехал посланник Андрей Власов.

Профессор Александр Массов также кратко остановился на культурных связях России и Австралии, упомянув, что подробней об этом можно прочитать в книге Аллы Петриковской «Российское эхо в культуре Австралии», напечатанной в России в 2003 году.

После завершения обсуждения и ответов на вопросы правление клуба подготовило обед, во время которого можно было продолжить задавать вопросы в неофициальной обстановке и приобрести книгу «Русская консульская служба в Австралии 1857–1917 годы». Председатель клуба Нина Шеина поблагодарила Людмилу Ивачёву, Нику Линесс, Надежду Ляхову, Милу Хо, Ирину Майер, Нину Олсон, которые приготовили вкусный и красиво украшенный стол с закусками.

Материал подготовил


Ваш комментарий