Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Интервью консула Геденштрома

Из старых австралийских газет. В марте 1908 г. в Мельбурн прибыл новый российский генеральный консул, Матвей Матвеевич фон Геденштром. Барон, аналитик по складу ума, внимательно всматривался в жизнь страны и за время своей миссии написал более 2000 рукописных страниц интереснейших донесений. По пути в Мельбурн, 5 марта 1908 г., на борту «Бремена» в порту Фримантл, Геденштром дал интервью газете The West Australian. В нем он рассуждает о России после поражения революции 1905-1907 гг. и … обвиняет Австралию в недостаточном демократизме.

– Конечно, прошло уже два месяца как я покинул Россию, так что o недавних событиях там вы знаете больше, чем я. Но, я был бы рад побеседовать с вами. Ваша Австралия меня очень интересует, что, конечно же, вполне естественно, - говорит консул Геденштром.


Было сказано, что вы являетесь первым русским консулом, непосредственно представляющим царя в Австралии?

– Нет, их здесь до меня было уже несколько.


– В последнее время события в России привлекли внимание во всем мире.

– Это так, но сейчас в Империи все гораздо спокойнее. Дума серьезно занялась законодательной деятельностью.  Конечно, у нас в последнее время были проблемы, но на самом деле это была локальная революция, происходившая в некоторых крупных городах и прилегающих к ним районах. В сельскохозяйственных областях сохранялся мир и спокойствие, и крестьяне там не участвовали в беспорядках. В городах часть населения включилась в мятеж, и если бы вы спросили их, чего они хотят, они бы ответили: "Мы хотим республику". Когда царь не принял их требований, они снова восстали. Однако мы надеемся, что внутренний мир скоро наступит. В Европейской России живет примерно 121 370 000 человек, или около 147 277 000 во всей Империи. Теперь, только подумайте, что значит смена правительства в такой стране.  Конечно же, у нас есть проблемы, но при таком огромном населении беспорядки кажутся большими, чем они есть на самом деле.

Сравните Европейскую Россию и Австралию, с ее огромной территорией и всего несколькими миллионами населения. Поселите наши 121 370 000 человек в Австралию, и как не быть неприятностям – во всяком случае, их можно ожидать. Но, в России богатый народ. Некоторые из наших рабочих – достаточно большая часть из них – зарабатывают свыше 40 фунтов стерлингов в месяц, и при этом они восстают и устраивают забастовки. У вас много рабочих, которые зарабатывают такие деньги?  Нет! Люди, работающие в арсеналах, получают такие деньги, но при этом они считают необходимым бастовать и устраивать беспорядки. Конечно, есть и бедные, но они есть как у нас, так и в любой другой стране, однако, по мере движения населения на восток, эта проблема будет, или должна быть устранена.


– Вы имеете в виду движения в Сибирь?

– Да, и я рад, что вы упомянули эту часть Империи. В прошлом ее описывали как дикую пустыню и обитель снега. Но это не так. Это замечательно богатый край, как минеральными ресурсами, так и сельскохозяйственными возможностями. Русские фермеры преобразили эту землю и в деревне крестьяне довольны своей судьбой


– Вы сказали, что вас интересует Австралия?

– Да, и особенно ваше рабочее движение, которому я собираюсь уделить много внимания.  Конечно, частью моих обязанностей является ознакомление с австралийскими делами в целом – с вашим образом жизни, с вашими целями, и вашими достижениями. В России мы с большим интересом наблюдаем за эволюцией правительств под влиянием масс, я также понимаю, что придёт время, когда и мы в России столкнемся с тем же самым беспокойным явлением – рабочим движением.


– Вы, вероятно, заметили разницу между жизнью здесь, в либеральной Австралии, и в России?

– Да, вы все так говорите: Россия варварская, Россия жестокая, Россия самодержавная.  Но посмотрите на свою собственную страну.  Не проявляется ли тот же самый элемент самодержавия в некоторых ваших законодательных актах?


– На что вы ссылаетесь?

– Я ссылаюсь на ваш иммиграционный закон. Вы говорите человеку: "Ты не можешь сюда приехать.  Мы хотим Австралию для себя". И если он окажется русским, вы попросите его написать что-нибудь, например, на испанском. Разве это либерально, или демократично?  Нет.  Я скажу, что такое законодательство является чем угодно, но не движением к демократии.  Какой бы протест у вас здесь вызвало принятие Россией такого закона и препятствие въезда в Империю для британцев. Несомненно, начались бы громкие крики против тирании, варварства самодержавной России, и, возможно, международные беспорядки. Однако здесь вы в Австралии можете принять и применять такой по сути самодержавный и даже суровый закон как ваш. Это как не либерально, так и не демократично. Почему же Австралия хвастается своей свободной жизнью, своими либеральными законами, своим демократическим законодательством, а сама препятствует людям въезду сюда? Зачем такое…


– Вы хотели сказать «лицемерие»?

–- Нет, пожалуй, это слишком сильное слово, но мы в России принимаем законы, которые мы не боимся признать в какой-то степени самодержавными.  Мы принимаем законы в соответствии с нашим представлением о праве и отдаем себе отчет, что они не полностью соответствуют вкусам других. Но, по крайней мере, мы не претендуем на их либерализм и демократичность, когда они таковыми не являются.


– Вы и ваша нация таким образом против Закона об ограничении иммиграции?

– Нет, я этого не сказал. Напротив, я считаю, что каждая страна, прежде всего, должна заботиться о своих нуждах, прежде чем служить людям из других стран. Оставляйте Австралию себе, если вам так угодно, и мы в какой-то степени то же самое делаем в России, но я протестую против утверждений, что вы проповедуете демократию. Вот маленький пример.  «Бремен» пришел в Австралию, и тут же мне сказали, что я должен намного больше платить за стакан пива или сигару. Вот это ваша щедрость. Теперь посмотрим на Америку. Она утверждает, что является свободной страной, но посмотрите на ее законы и огромный пролетариат, и скажите мне, может ли она быть демократичной, либеральной? Я не думаю.

Барон M. фон Геденшторм, продолжая жестикулировать, что он делал и во время всего интервью, поднялся и показал на город.

- Сегодня я ходил смотреть Фримантл и был приятно удивлен - ваши улицы такие чистые, ваши здания очень хороши, а люди счастливы и довольны. Самому городу, я полагаю, всего лишь лет 15, но ходят трамваи, есть электрическое освещение и многое другое, что меня поразило.  Хотелось бы, чтобы и мои впечатления от пребывания в западных штатах были бы такими же.  Я на это надеюсь.

Справка от редакции

История консульских отношений России и Австралии

 После завершения Крымской войны и восстановления российско-английских торговых связей были впервые налажены дипломатические отношения России с Австралийскими колониями Британии. Первые почетные консулы Российской империи в  Австралии были назначены в 1857 году. Консулом в Мельбурн  - коммерсант Дж. Дэймион и в Сидней - Эдмон Поль http://unification.com.au/articles/read/2491/. Первый официальный консул  России  А.Д.Путята начал работу в Мельбурне в 1893 году. После внезапной смерти его в 1894 году, консулом  был назначен Р.Р. Унгерн-Штернберг http://unification.com.au/articles/read/1494/, который занимал эту должность до 1898 года. Затем консулом был назначен Н.Г. Матюнин, который ушел в отставку до приезда в Австралию. С 1899 года консулом в Австралии являлся Н.П. Пассек http://unification.com.au/articles/read/1568/. В 1903 году на должность  генерального консула был назначен  М.М.Устинов, который вернулся в Петербург в  1907 году. С 1908 по 1910 год консулом был барон М.М.Геденштром http://unification.com.au/articles/read/2770/. Ему на смену приехал Александр Николаевич Абаза, который был последним консулом Российской империи, с 1911 по 1917 год. Подробней о деятельности российских консулов в Австралии можно прочитать в статье проф. А.Я.Массова http://www.ojkum.ru/arc/lib/2011_01_07.pdf 

После революции  в России, в 1918 году представителем большевистской России был назначен проживавший в Австралии Петр Симонов. Затем в течение более 20 лет Советский Союз и Австралия не поддерживали дипломатических отношений, до тех пор, когда в сентябре 1942 года в Канберру приехал первый советский посланник Андрей Петрович Власов.

Авторский перевод интервью


Ваш комментарий