Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Белорусские гимнасты из «Лос Дос Такос» зрелищного шоу «Абсент»

В моей австралийской карьере русскоязычного журналиста-волонтера мне удалось побывать и в просторных залах известного музея Хайди, и в здании парламента, и за кулисами Центра Искусств Мельбурна. Но, пожалуй, съемка на крыше казино Crown, в театре-шкатулке Шпигельтент останется одной из самых интересных.

Когда мы с оператором Дмитрием Ликане взобрались на крышу здания казино и вошли в недавно возведенное строение, нам предстала редкая картина. Побывав на представлении в Шпигельтенте много лет назад, я помню его загадочно темным, тесным, шумным, наполненным до отказа громкой музыкой и хохотом публики. Теперь перед нами был просторный шатер, пронизанный пыльными лучами солнца, которые пробивались через разноцветную мозаику стекол. Поблескивали зеркала, под подвесными шторами купола мерцали огни. Крошечная сцена посередине, сердце тетра, и ряды пустых стульев ожидали новых зрителей. Было ощущение волшебства и ожидание сказки.

В этом спокойной тишине, совсем не свойственной характеру Шпигельтента, мы и побеседовали с профессиональными гимнастами из Минска, опытными цирковыми артистами, и просто отличными ребятами — Андреем Сизоненко и Александром Юрковец. В составе труппы друзья выступают с номером на брусьях «Лос Дос Такос».

— Ребята, вы знаете друг друга с детства. Вы вместе занимались спортивной гимнастикой с 4 лет. А почему родители решили отдать вас в спорт, это семейная традиция?

Александр: Да, мои родители были спортсменами и работали в цирке. Папа занимался спортивной гимнастикой, мама — художественной. Вообще, отец не очень хотел меня отдавать в спорт, так как понимал, насколько это тяжело. Но мама считала, что это будет для меня лучшим вариантом и отвела на гимнастику.


— И потом, в 17 лет, вы оба сбежали в цирк, так получается?

Андрей: Да, мы достигли определенных успехов, получили Мастера cпорта, и потом перешли в цирковой жанр. Многие из нашего спортивного зала к тому времени уже работали в цирке, и нам предложили попробовать. Мы попробовали, нам понравилось. Путешествовать, узнавать новые места, получать новый опыт. А начинали мы в Белорусском Государственном Цирке.


— И вот с тех пор ведете кочевую жизнь. А чем тяжелая спортивная жизнь отличается от цирковой, тоже, наверное, непростой?

Андрей: Спортивная жизнь будет тяжелее. Очень жесткий график, много тренировок, круглый год — сборы.

Александр: Здесь мы выступаем на одном гимнастическом снаряде. А в гимнастике — их шесть, и к каждому нужно готовиться по полной программе. Каждый задействует разные группы мышц. Это тяжело. Цирковая жизнь гораздо спокойнее. В цирке ты работаешь не на результат, а на шоу, получаешь удовольствие.


— А как проходит подготовка к вашему номеру, который на сцене вместе с установкой, занимает не меньше 10 минут?

Андрей и Александр, вместе: Сначала мы репетировали в Лас Вегасе. Там был месяц ежедневных интенсивных тренировок.

Вообще, мы ехали сюда и не знали, как будем работать, сможем ли мы установить турники. Было немного страшно. Мы привыкли к манежу диаметром 10 — 13 метров. А здесь манежа нет вообще, сцена — 2.5 метра в диаметре, проходы маленькие, зритель сидит очень близко. Вообще, это единственный номер гимнастов-турников, который работает на такой сцене в Шпигельтенте.


— Где вы предпочитаете работать сами? На большом манеже или на такой вот крошечной сцене в маленьком зале?

Андрей: До работы здесь я и не знал, что существуют цирки такого типа. И попробовав здесь, я считаю, что такое выступление, где зритель ближе, гораздо эффектнее. Публика становится частью выступления. Это не цирк Дю Солей, где, конечно, великолепные костюмы и декорации.


— Да, ведь они выступают здесь сейчас.

Александр: Цирк Дю Солей — это как театр. Зритель пассивно наблюдает за представлением. Здесь, ты как будто смотришь фильм в очках 3Д, находишься внутри номера. И ведущие привлекают публику к участию.


— В труппе артисты из Армении, США, Польши, Германии, Швеции, Украины. Вы дружно живете?

Александр: Да, команда дружная. Хорошо общаемся, весело. Ведь все — цирковой народ, понимаем друг друга. Никаких конфликтов нет.


— Александр, ты заговорил о конфликтах. У вас двоих очень сложный трюк. Успех его заключается в синхронности, в полном доверии друг другу. А бывает, что вот кто-то встал не с той ноги или не поделили что-то? И вам нужно выходить на сцену и показывать номер.

Андрей: Есть такое цирковое правило. Любые конфликты остаются за пределами манежа и не выносятся на сцену. Да и не бывает конфликтов, честно говоря.


— Расскажите, a как набирают артистов в такие компании? Вы проходите экзамены? Показываете свой номер?

Андрей: У каждого по-разному. С нами связался агент, рассказал об этой компании, о том, какая здесь сцена. Мы подумали. Приезжал продюсер, чтобы посмотреть на нас. Отбор в эту компанию очень серьезный. Мы понравились, и нам предложили контракт.

Александр: Получилось так, что Андрей был в России, а я с женой в Мексике. И Андрею пришлось приехать в Мексику, и там нас просматривали. И тогда нам предложили работу на компанию Шпигельуолд.


— Александр, вы сказали про жену. А как она смотрит на такую кочевую жизнь?

— Моя жена из Мексики, она тоже артистка цирка. Для нее цирк — это образ жизни. Поэтому она прекрасно понимает, что это подразумевает. У нас много общего, в этом плане проще.


— Ребята, ваш номер называется «Лос Дос Такос». А почему такое мексиканское название? Почему вы не "Белорусские Медведи", не "Илья-Муромцы", наконец?

Оба смеются.

— Мы вот перед интервью как раз об этом и говорили. Спросят ведь нас об этом.

Получилось так, что когда нас спросили продюсеры, как называется наш трюк, мы решили пошутить. А им это шуточное название понравилось, оно подходило юмористическому тону всего представления. Так оно и осталось.

Александр: Нас действительно объявляют, как будто мы из Мексики, и публика принимает нас за мексиканцев.


— Вам бы еще и усы мексиканские.

— Растим. Хотим еще и сомбреро для полноты образа, чтобы зрителям понравилось.


— Говоря о зрителях, какая у вас любимая публика? Люди, которые охают и ахают, или тихо сидят? Или которые цветами забрасывают?

Александр: Ну, забрасывать цветами лучше нас не надо. Номер опасный. Нам нравится зритель, который реагирует, заряжает положительной энергией. От такой реакции хочется сделать еще лучше, произвести впечатление. Если зрители тихо сидят, становится даже немного обидно.

Андрей: Вообще, в Австралии зрители нас великолепно принимают. В Мельбурне — просто на ура.


— Ребята, а как вы думаете, популярность такого шоу, где смешаны и комедия, и цирк, и театр, и бурлеск, и стриптиз, — это дань времени, где у людей не хватает терпения на один вид искусства?

Оба: Гмм… Наверное, да. Кроме того, людей привлекает новизна. И возможность увидеть разные виды искусства в одном представлении. И комедия. Ведущие шоу, ну уж очень смешные. Мы здесь работаем, и все равно хохочем из-за кулис на каждом представлении. И публика очень смеется, некоторые — до слез.


— И последний вопрос. Шоу называется «Абсент», в честь знаменитого алкогольного напитка французских кабаре 19 века. А вы сами этот напиток пробовали?

Смеются.


— Нет, еще нет. И вообще, мы работаем, не пьем. Но надо будет попробовать. Вот закончим шоу и тогда обязательно.

— Спасибо вам, ребята, за интересный разговор и за ваше мастерство.


Ссылка на видеоинтервью с артистами шоу Абсент

https://m.youtube.com/watch?v=nTL-WqiIuK8&feature=youtu.be
 

 

 

Австралийские гастроли шоу Абсент

Мельбурн 21 марта — 26 апреля
Брисбен с 2 июня
Перт с 11 июля
Сидней с 15 сентября

Продолжительность представления — 90 минут
Билеты можно приобрести на сайте: http://www.absintheaustralia.com/the-show/

P. S. Комедийный дуэт ведущих шоу использует специально шокирующие шутки и нецензурные выражения. Если вас оскорбляет подобная речь, то это представление не для вас. Сами номера — необычны, исключительно сложны и выполняются талантливыми артистами с исключительным мастерством.


Ваш комментарий