Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Благословенье и проклятье

В конце 2013 года были объявлены итоги конкурса международной премии им. Марка Алданова. В конкурсе принимали участие прозаики Русского Зарубежья из Англии, Германии, Израиля, Казахстана, США, Таиланда, Украины и Эстонии. Одним из лауреатов этой премии стал автор портала «Русская литература Австралии», Игорь Гельбах. Игорь Ефимович любезно согласился ответить на вопросы «Единения».

- Игорь Ефимович, в 2013 году ваша книга «Ушедшее в ремарки» была удостоена третьей премии Марка Алданова. Расскажите, пожалуйста, об этой премии.

- Эта литературная  премия посвящена памяти Марка Алданова (1886–1957), выдающегося писателя русской эмиграции, одного из основателей «Нового Журнала».  «Новый Журнал» начал издаваться в Нью-Йорке в  1942 г.  и всегда старался поддерживать единое пространство русской литературы, публикуя произведения  писателей русского зарубежья и печатая на своих страницах запрещенные в СССР художественные тексты.

Премия Марка Алданова была учреждена в 2006 г. и присуждается ежегодно.

Премия утверждена во имя сохранения и развития традиций русской литературы в контексте мировой культуры и призвана поддержать писателей русскоязычной диаспоры, живущих в рассеянии по всему миру. Присуждается премия за лучшую повесть года. Победителям конкурса присваивается звание «Лауреат литературной премии им. Марка Алданова». Тексты лауреатов публикуются в «Новом Журнале».  И еще одно требование: рукописи, присланные на конкурс, не должны быть нигде опубликованы.

В моем случае все произошло следующим образом: в марте 2013 г. «Новый журнал» опубликовал подборку современной русской литературы, написанной авторами из Австралии.  В составленную при Вашем, Наташа, участии подборку вошла и моя повесть «Записки Эренфеста».  В ходе подготовки повести к публикации в журнале мне было очень приятно обнаружить, как внимательно и серьезно относится к текстам гл. редактор журнала Марина Адамович.  Через несколько месяцев, закончив работу над повестью «Ушедшее в ремарки», я послал ее на конкурс. Повесть сначала попала в шортлист, а затем вошла в число лауреатов премии 2013 г. Она будет опубликована в «Новом Журнале» в марте 2014 г. 

 

- Повесть, удостоенная премии – о чём она?

- Эта повесть основана на моих воспоминаниях о жизни в Риге, там я заканчивал среднюю школу. Потом я уехал в Москву, позднее жил в Ленинграде и в Грузии, но не раз приезжал в Ригу и поддерживал отношения с друзьями своей юности. Вот пара фраз из повести: «Это была чужая, покоренная страна, и латыши относились к пришельцам не слишком дружелюбно. Это было ощутимо, и в лучшем случае это выражалось в подчеркнутом молчании, в основном оно было вполне корректным и вежливым. Они нас терпели, презирали и, наверное, тихо ненавидели».  
Вот в этой-то атмосфере формировались и жили люди, возникали и угасали их отношения, уходили иллюзии и возникало особое переживание времени, в котором мы жили, то, что, в конечном счете, объединяет людей на долгие годы.

 

- Игорь Ефимович откуда появляются сюжеты ваших произведений: это ваша жизнь, жизнь ваших друзей и знакомых – или вы придумываете то, чего не придумала жизнь?

- Я бы сказал, что это все вместе: воспоминания, ощущения, о которых хочется рассказать, события из жизни друзей и знакомых, догадки и фантазии, но главное это, пожалуй, угол зрения, какая-то перспектива, которая возникает в процессе обдумывания и работы над материалом. Но сначала, конечно, приходит ощущение заинтересованности той или иной темой. Иногда развитие замысла занимает довольно продолжительное время и подвержено влиянию самых разных обстоятельств, в том числе и дружеской поддержки. К примеру, мой очерк «Очертания Грузии» была опубликована в журнале «Дружба Народов» в Москве в 2008 г., а затем настоятель Свято-Троицкой церкви в Мельбурне о.Игорь Филяновский  убедил меня продолжить эту работу. В конечном счете написалась большая повесть, которая вошла в книгу того же названия,  изданную в Иерусалиме в 2012 г.    

- Расскажите, пожалуйста, о вашей литературной судьбе: когда вы начали писать, когда ваши книги стали публиковать и переводить на другие языки?

- Я начал писать довольно давно, еще когда жил в Ленинграде, в конце 60-х годов, писал «в стол», поскольку то, что ожидалось от людей пишущих в советские времена, меня совершенно не интересовало. Думал о том, что, в конце концов, то, что я пишу, опубликуют где-нибудь заграницей. Но случилось иначе, началась «перестройка» и мне предложили опубликовать  небольшую повесть в тбилисском альманахе «Дом под чинарами».  Был 1986 год. В последующие годы в Тбилиси опубликовали еще две моих повести. Все это было не просто, в опубликованных текстах  были всяческие купюры, кое-что было опущено и т.д. Но это было начало, которое получило продолжение после отъезда в Австралию в 1989 г.  В Мельбурне я продолжал писать, кое-какие мои вещи начали переводить на английский язык, вскоре одну мою новеллу опубликовали в сборнике «Современной австралийской прозы». В 2000 г. в Петербурге  вышла моя первая книга с предисловием Валерия Попова и вскоре меня приняли в Союз писателей Санкт-Петербурга.   В 2004 г. в Петербурге  вышла моя вторая книга «Утерянный Блюм», которая попала в шорт-лист Премии Андрея Белого. Параллельно с этим в Сиднее, в из-ве Brandl & Schlesinger, вышли две мои книги в переводе на англ.яз.  Представляя эти книги, я принимал участие в писательских фестивалях в Сиднее, Мельбурне и Хобарте. В  2008 г. в Москве вышла моя книга «Показания Цаплина», которая была затем переведена на англ.яз и в октябре 2013 г. появилась на прилавках австралийских книжных магазинов.

- Игорь Ефимович, каким ветром вас занесло в Австралию? Как она отразилась в вашем творчестве?

- В 1989 г. Грузия, где я тогда жил, была на грани гражданской войны, и я вместе с сыновьями уехал в Австралию, благо у нас была такая возможность. К тому же сама идея переезда в Австралию мне нравилась: океан, пальмы, английский язык, набережные, вестминстерская система правления и возможность начать новую жизнь. Постепенно какие-то стороны новой реальности проникла и в то, о чем я писал. В «Показаниях Цаплина» обстоятельства жизни, а, может быть, судьба или случай приводят главных героев в Австралию, где подходит к концу история, начало которой связано с иными краями. Австралия  и ее реалии присутствуют и в повести, над которой я работаю в настоящее время.

 

- Считаете ли вы себя писателем русского зарубежья? Отличаются ли русскоязычные писатели, живущие за рубежом, от тех, которые живут в России (и если да, то в чём это отличие)? И вы сами – стали ли вы писать по-другому, живя в чужой языковой среде?

- Все сложилось так, что я стал писателем русского зарубежья. Что означает в том числе и то, что ты, по существу, занимаешься своим делом просто оттого,  что не можешь им не заниматься. То есть, отсутствует некий «социальный заказ», присутствует лишь некое стремление, любовь  особого сорта быть может, проистекающая из любви к русскому языку и литературе, существование  которых не может быть ограничено государственными границами. При этом жизнь заграницей создает ощущение обладания дополнительной оптикой  и наличия иных, дополнительных измерений. И, поверьте, русский язык достаточно богат и гибок для того, чтобы эти вновь открывшиеся возможности исследовать и использовать.  Естественно, что стиль писателя, если рассматривать стиль как совокупность приемов, меняется и со временем, и всвязи с тем, на что обращено его внимание, меняется при этом и отношение к языку, и, как правило, со временем оно становится все более требовательным, ибо естественное существование текста в языке и есть то, к чему стремится каждый писатель работая над текстом. Но если учесть еще и такой «человеческий фактор» как ностальгия, то знакомство с иными языками и жизнь в иной языковой среде может стать и благословением, и проклятием…

- Игорь Ефимович, большое спасибо вам за интересную беседу. Желаем вам ещё многих творческих удач!

Беседу вела


Ваш комментарий