Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Все продумано до мелочей

Русское Благотворительное общество Сергия Радонежского в сиднейском районе Кабраматта заканчивает строительство еще одной пристройки к огромному комплексу Дома для пожилых и русской деревни. Новая территория площадью около 3500 квадратных метров будет стоить около 9 миллионов долларов и должна быть сдана в ноябре 2013 года. Сейчас здесь во всех отделениях РБО проживает около 150 жителей, скоро добавится еще 20.

Редактор «Единения» побывал на прошлой неделе в Кабраматте, осмотрел новую постройку и побеседовал с сотрудниками и правлением общества.

- Закрытие домов для пожилых в Братстве Святого креста в Стратфилде и Кентлине заставили многих задуматься о надежности других наших русских организаций. Как обстоят финансовые дела в РБО Сергия Радонежского, насколько плотно правление «держит руку на пульсе» работы и финансовых дел организации?

Александр Сергеевич Хрипко: Мы создали достаточно прозрачную систему управления, которая позволяет правлению быть полностью в курсе финансовых и практических дел организации. За неделю до каждого собрания нашего правления, а такие собрания проходят ежемесячно,  каждый из директоров получает пакет документов, где есть все необходимые финансовые отчеты, показывающие, какие суммы были потрачены, на какие цели и как это соотносится с нашим запланированным бюджетом и прошлогодними расходами. В пакете документов также протоколы прошлых собраний, отчеты за этот период нашего менеджера, Worker’s compensation, строительной компании и строительного комитета нашей организации. Отправляясь на очередное собрание, директора точно знают полную финансовую картину, включая общую сумму денег, которые мы имеем в настоящее время. Сколько находится на текущих счетах и сколько лежит в банке под проценты. Дополнительно, в течение месяца я как председатель или Адриан Лапардин как почетный казначей проверяем все текущие счета, которые были оплачены.

Адриан Павлович Лапардин: В организации есть правило, по которому бухгалтер и исполнительный директор могут подписывать  лишь небольшие и средние счета. Если сумма счета больше 30 тысяч – необходимы подписи трех директоров, включая председателя и казначея. Это предупреждает самовольные решения одного человека, если бы таковые были. Мы стараемся все продумывать до мелочей. Ведь каждая такая мелочь может повлиять на нашу репутацию. Директора следят за строительством, смотрят, как готовят пищу в столовой.

- Насколько ваши директора подготовлены с точки зрения финансов. Могут ли они в полной мере разобраться в финансовых отчетах. Нет ли здесь возможности для ошибок?

А. Лапардин: Большинство наших директоров - это опытные люди, занимавшие ответственные должности в австралийских организациях. Среди директоров есть инженеры, адвокат, строитель,  доктор, есть бизнесмены. Мы стараемся привлекать новых знающих людей в правление общества, чтобы новые силы приносили с собой новые идеи. За последние годы мы приглашали несколько директоров в возрасте до 50 лет.  К сожалению, это сделать не так просто, ведь работа эта волонтерская, она не оплачивается. Мы уже на пенсии, и для нас оплата  не важна. Но я помню себя в молодом возрасте, когда надо было заработать на дом, прокормить семью. Поэтому, если бы директора у нас, как в других организациях, в будущем получали бы деньги за работу - проще было бы найти людей опытных, знающих и энергичных.

А.Хрипко: Говоря о нынешней ситуации, нужно заметить, что, по крайней мере, раз в год мы проводим для директоров специальные семинары, куда приглашаем специалистов, рассказывающих членам правления, что они обязаны делать  и за что отвечают. В конце семинара все директора сдают экзамен. Это проходит как минимум раз в год. Это позволяет нашим директорам быть в курсе современных постановлений и решений правительственных организаций, связанных с уходом за пожилыми. Мы осознаем ответственность, которую мы несем перед государством и перед членами нашего общества.

- Если председатель уедет в долгий отпуск, организация не потеряет ориентиры?

А. Лапардин: Абсолютно – нет.  

А.Хрипко: Отличие нашей организации в том, что управление идет из двух мест. Совет директоров отвечает за выработку стратегических планов и контроль за их исполнением. А исполнительная часть, ежедневные дела организации ведутся управленческим советом в количестве семи человек, образованными  опытными сотрудниками. Так что если два директора уедут отпуск, все будет идти по плану. Правда, в последнее время, учитывая большое строительство, нам не удается надолго уехать, но это уже другой разговор. Дел с каждым годом становится все больше. (Здесь Александр Хрипко показал тома годовых отчетов организации. С каждым годом книги отчетов становились все толще.)

- Как закрытие домов в Стратфилде и Кентлине повлияло на вашу работу.

А.Хрипко: К нам обратились руководство Братства с просьбой помочь. Мы приняли в наш дом пятерых пожилых жителей из закрывающихся домов. Больше свободных мест у нас пока нет. После завершения строительства нового здания у нас появится двадцать новых мест, но мы должны учитывать, что около 70 человек сейчас находятся в списке на очереди на получение места в отделениях нашего Дома. За последние пять лет у нас степень занятости кроватей – 99%.

- За предыдущие годы вы собрали деньги на очередной этап строительства. Новое здание будет стоить около девяти миллионов. Позволят ли новые места получить больше поддержки государства, чтобы покрыть эти расходы?

А.Лапардин: В полной степени, видимо, нет. Но с каждым новым строительством  мы улучшаем условия жизни, комфорт для наших пожилых жителей. Те люди, которые приходят к нам после долгого перерыва, удивлены, насколько выросли услуги и удобство жизни пожилых.  Мы стараемся планировать работу РБО с прицелом на будущее.

А. Хрипко: В июле 2014 году ожидается очередное изменение условий предоставления ухода за пожилыми. Все старческие дома будут конкурировать друг с другом за возможность принять новых жителей. Новые помещения, которые мы строим сегодня, смогут по размеру и удобству быть сравнимы с лучшими домами для пожилых в Сиднее.

От количества и уровня обслуживания зависит и государственная поддержка. У нас введена  компьютерная система записи всех процедур для каждого пациента. Эта система нам стоила около миллиона долларов. Но, сейчас это позволяет нам легко показать государственной комиссии всю выполненную работу, и, соответственно, сэкономить немало времени и получить дополнительные  средства. За 9 лет работы нашего правления мы истратили на расширение и улучшение условий проживания около 20 миллионов долларов. Это деньги мы не занимаем в банке, это средства накопленные обществом. Когда наше правление приступило к работе, на счету было семь миллионов. На строительство первого нашего нового здания было затрачено 8.5 миллионов, 2 миллиона пошло на ремонт старого здания и сейчас новое крыло будет стоить 9.5 миллионов. Кроме этого мы заменили всю обстановку, всю аппаратуру, кровати, подъемники, компьютеры. 

- Расскажите о новом строительстве. Что будет включать в себя новое здание? Я вижу, стены и крыша уже стоят.

А.Хрипко: Сейчас ведутся внутренние работы. Пойдемте, мы проведем вас, и вы посмотрите сами.

Мы надели рабочие каски и яркие жилеты и, выйдя на Кабраматта роуд, увидели пристроенное буквой «г» к уже действующей части, большое трехэтажное здание. Рабочие леса уже сняли, и сзади за домом на солнце блестели золотые купола Покровского собора, граничащего с территорией РБО. Мы зашли на первый этаж и оказались в просторном зале.

А.Хрипко: Раньше мы могли проводить концерты и другие общественные мероприятия только в нашей столовой, сейчас у нас появится настоящий свой зал, где можно разместить около двухсот человек. На этом этаже располагается также место для парковки на 26 машин. На втором этаже будут располагаться палаты отделения паллиативной помощи и выше - отделение деменции.

Мы поднялись на верхние этажи. Комнаты просторные, площадью около 25 квадратных метров, каждая имеет свой санитарный узел. В стенах комнаты подведены трубки и электрические провода – здесь к каждой кровати будет подведен кислород, у каждого пациента будет телевизор, кнопка связи с обслуживающим персоналом.

В торце здания, с окнами, выходящими на храм, располагаются квартиры для индивидуального проживания. Квартира с одной спальней имеет площадь около 75 квадратных метров, включая кухню. По современным стандартам из спальни есть проход в комнату для переодевания и дальше вход в ванную комнату. Есть здесь и квартиры большей площади, с двумя спальнями. Причем все квартиры имеют удобные балконы, на которых вполне можно расположить стол и кресла для отдыха. Стройка еще не закончена, а как рассказал мне Адриан Лапардин, осталось свободными только четыре квартиры.

Мы беседуем с исполнительным менеджером Миликой Милич.

 - Совет директоров отвечает за стратегический план развития общества, но выполнение планов складывается из успехов каждого дня. 

- Группа опытных менеджеров отвечает за каждодневные события. Сотрудники, которые руководят различными направлениями работы, хорошо знают не только свою профессию, но и законодательство, связанное с уходом за пожилыми. Нужно отметить, что нам легче работать, потому что совет директоров активно участвует и поддерживает нашу работу. У нас сложились отличные деловые отношения. Что бы ни случилось у нас, днем или ночью, хорошее или плохое  – правление сразу узнаёт об этом и если нам нужна помощь для решения каких-либо вопросов, мы ее получаем без промедления. Мне нравится, что здесь в обществе все делается открыто, нет скрытых подводных течений.

- В подобных организациях сменяемость сотрудников очень большая. Как обстоят дела у вас?

- У нас немало сотрудников, которые работают здесь по двадцать лет. Люди у нас уходят с работы, либо когда они уезжают за границу, или когда они выходят на пенсию. Одна из сотрудниц, которая проработала у нас, на два года уехала за границу. Когда она вернулась, она снова пришла к нам, и я взяла ее на работу.

- Сколько сотрудников работает у вас?

- Сейчас у нас 134 штатных сотрудника, и люди, которые работают по контракту – это работники кухни, прачечная, уборщики и некоторые рабочие из техобслуживания. Это еще около 25 человек.

- Это больше, чем число пожилых людей, которые проживают здесь.

- Да, вместе с администрацией число обслуживающего персонала больше.

- В работе с людьми, особенно такой сложной как у вас, бывают разные случаи, не все получается всегда идеально.

- Конечно, и мы всегда прислушиваемся к критике, если что-то было сделано не так и стараемся исправить ситуацию сразу, не затягивая. В нашей организации отлажен механизм, как подавать замечания и жалобы. У нас часто проходят внешние инспекции, которые тщательно проверяют нашу работу, документы, беседуют с нашими сотрудниками и жителями. С 2006 года мы успешно проходили все государственные инспекции. Проходят проверки и из организации Medicare, которая дает около 75% поступлений в наш бюджет. Каждый год к нам приходят также инспекторы, проверяют, как готовится пища. Во время этих инспекций мы в последние годы получали высокие отметки. Никакая организация не может всегда быть на 100% идеальна, но мы делаем, все что можем, чтобы нашим пожилым жителям было у нас уютно и хорошо.

- Как обстоят дела с обучением сотрудников?

- У нас есть специальный сотрудник с более чем 30-летним опытом в медицине, который проводит регулярно занятия с сотрудниками. Все новые работники проходят пятидневный период ориентации, затем первые три месяца мы ставим их на дневные смены, когда рядом находятся более опытные медсестры. Для тех сотрудников, которые имеют трудности с английским языком, мы организуем специальные занятия. Проходят сотрудники также обучение работе с компьютерами. Есть у нас и специальные стипендии для сотрудников. Один наш сотрудник учится в университете по специальности менеджмент. Мы выступаем спонсорами для получения визы двум работникам.

- Новое здание почти готово. Как вы готовитесь к моменту, когда нужно будет обслуживать больше людей?

- Мы уже взяли на работу новых сотрудников, которые проходят дополнительное обучение и пока помогают имеющемуся персоналу. А когда новые комнаты будут готовы – они будут переведены обслуживать новых жителей. Это относится к отделениям паллиативной помощи и деменции.

 ***

Месяц назад в столовую РБО пришли новые контакторы. Возглавляет их Андрей Савельев, который имеет многолетний опыт работы в русском ресторане в Сиднее. Александр Хрипко пригласил меня посетить столовую, посмотреть и попробовать, какую еду готовят для жителей. На обед в этот день был овощной суп и бефстроганов с гречкой, чай или кофе.

А.Хрипко: Хорошее питание очень важно в работе Дома. Поэтому я призываю директоров, когда они приходят в РБО, заходить в столовую и обедать здесь. Тогда у них будет свое мнение о качестве пищи, и если что-то будет не так, мы быстрее сможем исправить ситуацию. Вам понравилась еда сегодня?

- Да, вкусно, пища свежеприготовленная, горячая.

 Я обратился к Андрею Савельеву.

- Андрей, сколько человек работает на кухне?

 - В две смены работают девять человек.

- Готовить пищу в доме для пожилых легче или труднее, чем в ресторане?

-  Мы видим, что здесь к каждому жителю сотрудники имеют персональный подход. И мы на кухне должны также следовать этому. Мы должны знать, кто находится на диете, кто любит чай с молоком, а кто черный кофе. К тому же в столовую приходят родственники наших жителей – это дополнительный контроль.  

- Так что после ресторана вам просто не показалось?

- Здесь строгие правила, и мы видим, что дирекция сама интересуется и наблюдает за качеством приготовления пищи. Я бы сказал, что по качеству еда здесь не уступает ресторанной, и меню разнообразное. Многие любят русскую кухню. Один два раза в неделю  у нас на обед борщ. Готовим бефстроганов, иногда котлеты. Пища для пожилых людей должна быть мягкая, нежирная. Первое время мы привыкали и узнавали вкусы наших резидентов, сейчас, я думаю, все идет в правильном направлении.

После разговора с руководством и сотрудникам у меня сложилось впечатление, что действительно, в работе общества Сергия Радонежского нет мелочей. Продумываются заранее цветовые гаммы для покраски стен, в тон им подбираются шторы, диваны для общих залов на этажах. Сейчас стройка еще продолжается, а правление уже заказало в Сергиевом Посаде в России икону для нового зала, копию той, которая находится на раке преподобного Сергия Радонежского. Растет русский городок на западе Сиднея, наш австралийский Сергиев Посад.


Ваш комментарий