Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Русский Шанхай

10 февраля состоялась встреча общества «Литературные портреты». Первая встреча года обычно посвящается воспоминаниям о Китае.

Ирина Ивановна Куницкая собрала интересный статистический материал о Шанхае и сделала прекрасную выставку «Шанхай прежде и теперь».
Жива память о Русском Китае, хотя и уходят последние очевидцы той жизни, русские, волею судьбы, оставшиеся без России.
После 1935 года, когда СССР продал долю КВЖД Маньчжурской империи, много русских устремилось из Харбина и районов вдоль железной дороги в Шанхай, который манил их огнями большого города.

Русское население Шанхая стремительно росло. Если в начале XX века русских здесь было 37 человек, то в 1937 году русская колония насчитывала 27000, в их числе - много харбинцев.
В сравнении с полурусским патриархальным Харбином, этот «гигантский муравейник» на реке Вампу оказался настоящей заграницей. Русский язык был нужен только тогла, когда ищущий работу находил её на русских предприятиях, в магазинах, ресторанах, редакциях. Англоязычное влияние доминировало. Чтобы найти работу, нужно было срочно учить английский.

После Харбина, Шанхай ослеплял многолюдьем, автомобилями, яркостью вывесок, богатством витрин, многоэтажными зданиями. В нём чувствовалось дыхание мирового центра.
А наряду с этим, в городе продолжалась и своеобразная китайская уличная жизнь: говорливый и суетный город, кривые переулки, черепичные крыши, кривобокие мостики, желтоводная река с шаландами, китайские лавчонки, бойкая торговля, бесконечная игра в маджан, разносчики с лотками, хлопуши, фонари, драконы, пионы, душистый китайский чай, босоногие китайчата, старый гадальщик, китаец «с длинной косой в халате цвета синьки», трусцой бегущие рикши.
Но этот экзотический город, к счастью, не заглушал русской жизни. Звонили колокола всех русских церквей. В большие праздники храмы были переполнены, даже прилегающие площади были заполнены молящимися. В праздники Рождества Христова и Св. Пасхи вся жизнь деловой русской колонии замирала, заставляя, до некоторой степени, и иностранные колонии подстраиваться под русское праздничное настроение.

В городе существовали приюты св. Тихона Задонского и св. Ольги. В школах, иностранных и русских, в высших техникумах, университете «Аврора» училась русская молодёжь. Много было больниц, включая русский госпиталь, гостиниц, салонов красоты, пансионов. Нарядная публика ходила в магазины, поражавшие роскошью и изобилием. Сверкали огнями входы в бары и рестораны, кафе и ночные клубы.
Жизнь кипела. Устраивались балы, маскарады, концерты, балетные спектакли, выставки, ставились оперы, оперетты, выступал симфонический оркестр, балет Сокольского, у которого училась основам балета будущая знаменитая английская балерина Марго Фонтейн. Приезжали гастролёры из Европы. В 1936 году выступал здесь Федор Шаляпин. На экранах кинотеатров блистали звезды мирового кино.
В Шанхае выходили русские газеты и журналы. Почти все русские поэты Харбина со временем оказались в Шанхае. Вспыхнула литературная деятельность, длившаяся до начала пятидесятых.
В ходе китайско-японской войны город подвергался бомбардировкам. В 1937 г. японская армия с боями берёт Шанхай. Японская оккупация нарушила экономику города. Началась инфляция, росли цены. Вспоминаются испуганные лица прохожих, полуголодная жизнь. В конце 40-х годов становилось ясно, что к власти придёт китайское коммунистическое правительство. «Эти годы в Шанхае, - писал Н.Щеголев,- многих русских людей с душой и талантом подкосили, обескрылили, обескровили, надорвали».
Начался шанхайский исход. Многие репатриировались в СССР, другие оказались в разных краях: Франции, Дании, странах Южной Америки, США. Пять с половиной тысяч шанхайцев выехали на принадлежавший Филиппинам остров Тубабао. Некоторые из них, в конце концов, оказались в Австралии и с тех пор поддерживают дружбу, регулярно встречаются. На долю этих людей выпало по две-три, а то и четыре эмиграции.

Поэт А.Ачаир был провидцем, когда писал:
«И за то, что нас родина выгнала,
Мы по свету её разнесли».

Старого русского Шанхая больше нет, но память о нём сохранилась в сердцах многих его бывших жителей, разбросанных по всему миру.
Н.Заика-Николаева и Т.Пигарева прочитали несколько стихов о Китае, а И.Суворов прочёл юмористический рассказ Ловича.
После перерыва был показан фильм «Живописный Петербург», который дал нам возможность совершить экскурсию по историческому Петербургу, иллюстрированную коллекцией живописных полотен.

Следующая встреча общества «Литературные портреты» состоится 31 марта. Доклад «Знаменитые русские люди за границей» будет посвящён русским женщинам, внесшим свой вклад в культуру, искусство и науку, проживая за границей.


1 comment