Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

По маршруту исторических ралли Лондон-Сидней — 1968

В 1968 году состоялись величайшие гонки всех времен — «Марафон Лондон-Сидней». Увлечение автомобильными гонками возникло в начале ХХ века, кульминацией стали «Пекин-Париж» в 1907 и «Нью-Йорк-Париж» в 1908 году.

Первая мировая война, Великая депрессия, Вторая мировая война прервали эти развлечения. Только к 1968 году мир оказался открыт настолько, чтобы позволить себе ралли через десяток стран и пару континентов.

Идея марафона пришла в голову гонщику Томми Сопвич, он пришел с ней к своему другу, владельцу «Дейли телеграф» Максу Эйткину. Уже через полгода они разработали маршрут из Лондона до Бомбея, затем на корабле в Перт и снова по суше — в Сидней. Предполагалось, гонщики пройдут 11 030 километров до Бомбея за 7 дней 9 часов и 28 минут со средней скоростью 86 км/ч, и по Австралии 5664 километра за 67 часов и 41 минуту со средней скоростью 84 км/ч. Это означало непрерывное движение, с остановками только на дозаправку и необходимый сервис, без ночевок, без перерывов на еду и сон.

Никто из гонщиков, а это были самые опытные водители в мире, не знал, что их ждет. Еще никто никогда не участвовал в таком марафоне. Общая награда составляла 22,650 тысяч фунтов стерлингов, в пересчете на сегодняшние деньги где-то 500 тысяч долларов. Гонщиков больше привлекала слава, будущие дивиденды, а также приключение как таковое. Приключение, которое случается раз в жизни и не забывается никогда.

Британские команды выступали от больших автомобильных концернов, с их полной технической поддержкой. В гонках участвовала команда поляков, подготовивших автомобиль «Порше». Советская компания «Автоэкспорт», стремясь завоевать европейский рынок, решила представить четыре автомобиля «Москвич-408». Советские гонщики избрали тактику постоянной поддержки друг друга. Если один останавливался, остальные три машины тоже останавливались, готовые прийти на помощь.
Кроме национальных команд и команд автомобильных компаний, в гонках участвовали независимые гонщики. Они не могли похвастаться масштабной технической поддержкой, но жажда приключений и отдельный приз независимому участнику привели на старт гонщиков десяти стран на сорока марках автомобилей.

Австралийская часть маршрута оказалась наиболее сложной. Красная пыль заслоняла обзор. Дорожное покрытие представляло собой мелкий гравий, стирающий покрышки в труху. Кенгуру дожидались на обочине, чтобы прыгнуть под колеса. От гонщиков требовалось предельная концентрация, и такую концентрацию они должны поддерживать часами, день за днем.
Двигатель одной из машин полетел на высоких оборотах, и она выбыла из гонок. Еще одна машина сбила кенгуру, который влетел под дно автомобиля, и водитель потерял двадцать минут — и двадцать баллов на контрольном пункте. Две машины пострадали, въехав в норы вомбата. Один из водителей серьезно поранился, штурмуя песчаную дюну.
К концу гонок лидировала французско-бельгийская команда Жан-Клода Ожье и Люсьена Бианки, на Citroen DS21. Они пришли первыми на последний скоростной пункт, Хиндмарш Стейшн, после которого должны были пройти два небольших транспортных участка до финиша.
Оставалось 330 километра до финиша. Даже на транспортном участке должны были ехать в соответствии с маршрутной картой, со средней скоростью под 90 км/ч. У небольшой речки столпились зрители и журналисты, и французский гонщик победно, в брызгах воды, как в победных брызгах шампанского, преодолел препятствие.

Но тут произошло самое драматическое событие гонок.
Из Науры навстречу марафону выехал «Мини-Купер S» с двумя восемнадцатилетними подростками. На повороте они увидели приближающийся «Ситроен». Французский гонщик затормозил, но разминуться они не могли. «Мини» влетел в них лоб в лоб. Нога бельгийца попала в ловушку и оказалась сломана. «Мини» загорелся.
На дороге никого не было. Никто не видел и не слышал столкновения. Ожье выскочил из машины с огнетушителем. Мотор «Мини» работал, грозя скорым взрывом. К счастью, в этот момент их догнала машина с британцем Падди Хопкирком. Вместе они чудом затушили «Мини». Хопкирк помчался назад к ручью, где толпились зрители, сам рискуя врезаться в приближающихся за ним гонщиков.
Все бросились к месту столкновения. Они вытащили раненых — один из подростков тоже сломал ногу, второй постоянно терял сознание — и как можно скорее повезли их в местную больницу. Они столкнули покореженные автомобили по разные стороны дороги, успев расчистить проезд до появления Эндрю Коуана на «Хиллман Хантер».
Все произошло чрезвычайно быстро. Коуан приостановился, чтобы понять, что его помощь не требуется, и помчался дальше. Даже Хопкирк продолжил гонки. По итогам скоростного зачета он следовал за Коуаном и пришел к финишу следом за ним.

Авария изменила ход гонки, не только сменив лидера, но и поменяв настроение участников. Гонщики проезжали место аварии и видели два смятых в лобовом столкновении, обгорелых автомобиля. Многие останавливались, выходили из машин и предлагали помощь.
Но гонки продолжались. Спустя два часа гонщики стали прибывать к финишу на Ворвик Фарм в пригороде Сиднея. Их дожидалась там десятитысячная толпа во главе с премьером Нового Южного Уэльса. Первым приехал «Хиллман Хантер» с Эндрю Коуаном. Они промчались 16 694 километра за 10 дней 7 часов и 9 минут. Через шесть минут прибыл Хопкирк, и в течение еще одиннадцати часов — остальные гоночные автомобили.

Из 100 стартовавших в Лондоне автомобилей до финиша добрались 56. Лучшая из австралийских команд пришла третьей. Поляки пришли четвертыми, показал чудеса мастерства, удивившие даже мастеров гонок. Все советские машины добрались до финиша, что высоко подняло рейтинг «Москвича» на международном автомобильном рынке.
Уже на следующий день Палата общин Великобритании распространила заявление, отмечающее «успех британских гонщиков и британских машин в марафоне Лондон-Сидней» и поздравляющее «британскую автомобильную промышленность с изготовлением лучших в мире автомобилей».
Французские гонщики навсегда остались убеждены, что столкновение под Наурой было подстроено, чтобы вывести французскую машину с победного места — ведь гонка задумывалась как триумф британского автомобилестроения.

Но это уже история. А в декабре 2018 года, в ознаменование 50-летнего юбилея великих гонок, в компании клуба исторических машин мы отправились повторить заключительные этапы маршрута. Путь начинался в городке Вангаррата в 600 км от Сиднея. Мы стартовали колонной из 21 машины, среди которых были участники исторических гонок: Ford Falcon G, BMC 180, Vauxhall, Volvo… Были и другие машины, хоть и не участвовавшие в тех гонках, но заслуженные: старые Porsche, Alfa Romeo, еще Ford Falcon, Peugeot, Volkswagen… Задачи проехать как можно быстрее у нас не было, мы просто наслаждались компанией и дорогой, так что маршрут, пройденный гонщиками за 14,5 часов, у нас занял три с половиной дня.

Уже в первый день, когда мы проезжали ручей, несколько старинных машин останавливались посреди потока. Современные машины цепляли их на тросы и подтягивали на другой берег под рычание моторов и шипение пара. Водители со смехом вычерпывали ведра воды со дна машин, переодевали насквозь промокшую обувь — и следовали дальше.
Позже мы проехали по участку проселочной дороги, узкой, извивающейся по лесу тропе, прорубленной между деревьями на ширину автомобиля. Я могу только представить, как гнали по этой тропе во время старинных гонок! Мы ехали отдохнувшие, аккуратно объезжая рытвины, камни, ветки, пни… и проехали 38 километров со скоростью 20 км/ч. А не восемьдесят-девяносто, как в 1968 году! Зато мы любовались дикими животными: птицами лиру, какаду, кенгуру и ехиднами…

А потом пошла знаменитая дорога Барри Вей вдоль Снежной речки — обрывы, серпантин и повороты вдоль скал. Хорошо, пыли почти не было в дождливую погоду. Очень неприятно ехать по горному серпантину, когда красная пыль закрывает дорогу!

Наконец мы прибыли на Хиндмарш Стейшн, где в 1968 году закончилась скоростная часть ралли — и там нас встретили такие же плакаты об окончании этапа, и даже тот же человек, который штамповал книжки водителей 50 лет назад, поставил штамп в нашу дорожную книгу и на карточки участников. Там же мы встретились с «интересным человеком»: одним из тех самых «подростков на «Мини». Сейчас ему 68 лет и после многих лет молчания он начал рассказывать свою версию истории. Он продолжает уверять, что специального плана у них не было, просто решили поближе взглянуть на гонки, а в столкновении виноваты организаторы и полиция, не обеспечившая безопасность.

В последний день заезда мы добрались до Ворвик Фарм, где 50 лет назад финишировал марафон «Лондон-Сидней - 1968». Мы наслаждались видами природы, старинных машин, водителей, в семьдесят и восемьдесят лет по-прежнему болеющих гонками, и молодых людей — среди участников был подросток с ученическими правами, ехавший вместе с родителями. Наконец, мы разошлись, договорившись через год проехать другую часть старинного маршрута — по Южной Австралии. Надеюсь, расскажу и об этой поездке.

Татьяна БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ, Сидней


Ваш комментарий