Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Любовью ангельской хранимы

Памяти Бориса и Татьяны Мирос. 9 февраля 2019 года в Сиднее не стало еще одного представителя харбинской эмиграции — Бориса Петровича Мирос — отца игуменьи Марии, настоятельницы женского монастыря Казанской Божией Матери в Кентлине.

Мама матушки Татьяна Александровна ушла в мир иной в 2016 году тоже в Сиднее, хотя большую часть своей жизни в Австралии прожили они в Брисбене, а затем на Голд Косте. Приехав в Сидней в ноябре 2015-го на престольный праздник в монастырь к своей дочери, они уже не смогли вернуться в свою солнечную квартиру на Золотом побережье. Неожиданно Татьяна Александровна заболела воспалением легких и ее положили в госпиталь. В госпитале от пневмонии вылечили, но по состоянию здоровья возвратиться в Брисбен пожилая чета Мирос уже не смогла. Поселили их в одной комнате в доме для престарелых имени Сергия Радонежского. Татьяна Александровна была уже совсем немощной физически, но бодрой духом. Борис Петрович не отходил от кровати супруги, по каждому вздоху жены поднимался и оказывал помощь. Ему предлагали переселиться в отдельную комнату, чтобы хоть немного отдыхать, но он не соглашался — боялся выпустить руку своей любимой жены, с которой прожил вместе 70 лет. Через год Татьяна Александровна скончалась, а Борис Петрович продолжал нести в своем сердце любовь к спутнице всей его жизни.

Борис Петрович Мирос (Мирошниченко) родился 12 марта 1922 года в России, в Никольск-Уссурийске, в интеллигентной семье служащих. Вскоре, по политическим причинам в стране, семья Мирошниченко была вынуждена бежать в Китай, в Харбин.
С детства Борис увлекался конструированием: постоянно что-то мастерил, а в девять лет уже разбирал и ремонтировал часы и электрические приборы. С 14 лет Борис остался круглым сиротой. Родители его скончались в один день в 1936 году. Мать Ольга Феофановна умерла в японском госпитале. В то время тема массовой гибели русских и китайцев в японских госпиталях была закрыта. Сейчас материалы доступны, и из них стало известно, что с 1932 по 1945 в Харбине, в районе Пенфан, находилась японская бактериологическая лаборатория, где японские врачи проводили страшные эксперименты над русскими и китайцами. Привозили туда людей из разных поликлиник города, прививали вирусы тифа, холеры, чумы. Эксперименты проводились с целью зафиксировать выносливость организма у людей разного возраста, пола и национальности. Людям, пришедшим на прием к доктору, рекомендовали лечь в госпиталь с объяснением, что это необходимо для проведения анализов и установления точного диагноза.
Папа Бориса - Петр Игнатиевич предполагал, что над его супругой проводили эксперименты. В госпиталь ее положили с коликой в области желчного пузыря, и с каждым днем в госпитале ей становилось все хуже. Петр Игнатиевич пытался забрать супругу домой под свою ответственность, но ее не отпускали. Все усилия были тщетны, и Петр Игнатиевич сам стал терять силы. В организм его попала инфекция, которая поразила почки. О себе он не думал и обращаться к врачам не стал. Умер он дома, не зная, что в то же время оставила этот мир и его любимая супруга.

Бориса, четырнадцатилетнего сироту, взяла в семью сестра его мамы. Здесь Борис получил хорошее воспитание. В 17 лет он поступил учиться в Северо-Маньчжурский университет на электромеханический факультет, где познакомился с профессором Александром Николаевичем Захаровым. Борис стал бывать в профессорском доме, где и познакомился со своей будущей супругой — Татьяной, студенткой экономического факультета того же университет. Татьяне было 18 лет, а Борису исполнился 21 год. 27 ноября 1946 года  они обвенчались в Алексеевском храме, в Харбине. Шли на венчание жених и невеста пешком. Средств на богатую свадьбу не было, но молодые были счастливы.

Татьяна Александровна родилась 25 сентября 1925 года в Харбине, в семье Александра Николаевича Захарова и Ольги Ивановны, в девичестве  Бобылевой. Отец был из рода донских казаков станицы Елизаветинская. Мать родилась в Перми. Завершить учебу на агрономическом факультете Пермского университета ей не довелось, поскольку волна революционных восстаний 1917 года охватила и уральский край. Семья Бобылевых, как и многие другие семьи, бежала в Китай, в Харбин. Там будущие родители Татьяны встретились и обвенчались. Вскоре Александр Николаевич устроился работать преподавателем в Северо-Маньчжурский университет в Харбине, где он позже был профессором. Читал лекции по теме постоянного и переменного тока. Ольга Ивановна работала в магазине Чурина и занималась воспитанием в истинном православии своей дочери.
Татьяна выросла очень рассудительной, доброжелательной девушкой. После венчания с Борисом и окончания университета молодые супруги Борис и Татьяна получили работу по специальности в Харбине.

Политические события в Китае заставили их, как и многих других, срочно покинуть Харбин. Русские разъезжались по разным странам: в основном возвращались в Советский Союз в надежде обрести снова Родину. Борис и Татьяна решили  уехать в Австралию. 12 мая 1952 года они прибыли в Брисбен.
Университетское образование не было признано в Австралии, и Борис пошел работать простым рабочим на электростанцию. Со временем он подтвердил университетский диплом и получил должность инженера, а перед уходом в отставку занимал руководящую должность. Татьяна вначале устроилась рабочей, а со временем ей удалось получить работу бухгалтера в одной из брисбенских компаний.

В Австралии Борис и Татьяна изменили фамилию на Мирос. С фамилией греческого звучания работу было найти легче. Через некоторое время после прибытия в Брисбен семье Мирос удалось выписать к себе родителей — Ольгу Ивановну и Александра Николаевича.

В 1957 году в Брисбене у Бориса и Татьяны родилась дочь Вероника, а через два года  сын Михаил. Татьяна Александровна оставила работу, чтобы полностью посвятить жизнь своим детям. В один из великопостных дней отец Петр Симовских пригласил Татьяну Александровну в хор Свято-Серафимовской церкви. Дочка Вероника была уже в подростковом возрасте и стала ездить вместе с мамой на службы в Серафимовскую церковь. Читала на клиросе, пела в хоре. Здесь и зародилась впервые у девочки тайная мечта принять монашество. Она успешно окончила медицинский факультет Квинслендкого университета, стала врачом, но мечты о монашестве не оставляла, продолжая петь в церковном хоре, помогать в сестричестве.

Большую роль в укреплении православной веры, в правильности задуманного пути сыграли поездки в Джорданвильский монастырь, в Америку, и на Святую Землю. Практически сразу после возвращения со Святой Земли Вероника была принята в монастырь Новое Шамордино в Кентлине. В 1995 году она была пострижена владыкой Лавром в монашество с именем Мария. В 2006 году после того, как Игуменья Евпраксия, 22 года возглавлявшая монастырь, отошла в мир иной, монахиня Мария получила благословение возглавить обитель. В этом монастыре почивает много мощей святых угодников Божиих. Те, кто едут сюда на поклон и для молитвы, получают духовное утешение.

Более десяти лет я дружила с пожилой четой Мирос — Татьяной Александровной и Борис Петровичем. Вместе мы бывали на великих и престольных праздниках в храмах Брисбена и в монастыре Казанской Божией Матери в Кентлине. Они рассказывали о своей жизни, делились воспоминаниями о юности, Харбине, Брисбене. 70-летие совместной жизни Борис и Татьяна отметили в сиднейском госпитале.

Я верю, души Татьяны и новопреставленного Бориса соединятся вместе в царствии Божием. А тела их покоятся на русском православном участке сиднейского кладбища Руквуд.

Людмила ЛАРКИНА, Брисбен


Ваш комментарий