Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Ольга Литкенс: Я была строгой, но справедливой

История создания Русского Благотворительного Общества насчитывает уже более 70 лет. К сожалению, тех людей, которые стояли у истоков самой большой русскоязычной организации в Австралии, сегодня уже почти не осталось в живых. Но живы их дети, причем некоторые из них, со временем, связали свою жизнь с Обществом.

С одной из них, Ольгой Литкенс, на глазах которой создавалась эта организация, и которая позже работала в Русском Благотворительном Обществе, с 1980 по 1996 годы, мне удалось записать интервью.
Ольга была приемной дочерью Александра Ивановича Кудрина, одного из основателей РБО. Ее отчим активно учасствовал в собраниях и переговорах с Объединенным Советом Церквей, который в 1957 году выделил деньги на строительство Дома для русскоязычных престарелых людей, приехавших из Китая. Оказывало помощь и австралийское правительство, которое за каждый собранный общиной доллар давала два.
На большом благотворительном балу в пользу дома престарелых в 1958 году Ольга была хозяйкой бала. «Тогда русские балы проводили в зале Paddington Town Hall и их посещали 300–400 человек, — рассказывает Ольга Литкенс.— На этих балах люди всё сами готовили и после всё убирали. А весь доход с билетов от таких мероприятий, за вычетом расходов на аренду, шел Русскому Благотворительному Обществу».
В 1980 году, когда уже прибавился и Дом для хронически больных, отец Михаил Константинов предложил Ольге Литкенс работу в Русском Благотворительном Обществе на три дня в неделю «административным секретарем». Так как у Ольги был в то время соответствующий опыт и необходимое образование, она окончила бизнес-администрирование в Сиднейском техническом колледже, она согласилась. По словам Ольги, те времена для Русского Благотворительного Общества были сложные, так как в правлении (да и в общине, в целом) было мало людей с хорошим английским языком, а также умеющих работать с документацией.
Когда Ольга начала вникать в процесс, то стало очевидно, что работы много, и правление решило предоставить ей рабочее место на полную неделю. «Когда я туда пришла, то увидела, что многое делалось неправильно, — отметила Ольга.— А я очень любознательный человек, старалась вникать во все дела и шаг за шагом начала глубоко во всем разбираться. Стала ходить на различные профильные семинары по уходу за пожилыми людьми и узнала много интересного и полезного».
Например, Ольга узнала о том, что в то время размер государственной субсидии за пожилого человека во всех домах престарелых был разный. И в Русском Благотворительном Обществе на тот момент он был самый низкий. Она стала выяснять почему. Не постеснялась сходить в департамент и с помощью уже наработанных на семинарах знакомств дошла до ответственных за выплаты людей. Ей ответили там так: «Когда открылся Русский Дом престарелых, мы отправили им письмо, в котором спросили, сколько они думают им будет стоить содержание одного человека, но так как они не ответили, мы дали им минимальный уровень».
Ольга взялась за исправление этой ситуации. Она изучала документацию, встречалась с представителями департамента и в конце концов нашла возможность убедить чиновников пересмотреть выданные субсидии. И в итоге сумма на содержание увеличилась почти на $3 на одного человека в день. Тогда это были очень серьезные суммы.
Когда Ольга начала работать, бухгалтерия велась по счетам. Однажды она обратила внимание на то, что сетка зарплат неправильно выстроена. И когда выяснилось, что зарплаты выплачивались выше, чем положено, Ольга исправила это и тоже стала получать меньше, но она не расстроилась. Правда всегда у нее стояла на первом месте!

Вся административная часть была в то время под управлением Ольги Литкенс, а медицинская — под руководством Любови Щербаковой. Но ни одна малейшая деталь не уходила от зоркого взгляда Ольги. Так, она обратила внимание на то, что дотации на питание в Русском Благотворительном Обществе были самые маленькие, несмотря на то, что само питание было намного лучше, чем в других местах. И, конечно же, она эту ситуацию быстро исправила!
В то время, когда Ольга только начала работать, в 1980 году в Доме хронически больных было чуть больше 70 резидентов, в Доме престарелых 30 и 22 независимых квартиры. В 1982 году была построена первая пристройка к Дому хронически больных. Появились три дополнительные палаты, кухня и контора. Через три года подали заявку еще на 20 кроватей, но получили отказ, так как в то время было условие, что в каждом районе согласно возрасту населения должно быть определенное число кроватей.

Однажды, на одном из профильных семинаров, Ольга встретилась с господином Арчиболдом, который на тот момент курировал субсидирование домов престарелых. Он подсказал ей, что государство начало активно работать над программой для больных деменцией и в ее рамках можно получить дополнительное финансирование. Ольга быстро собрала все документы и подала заявку. В итоге, они получили разрешение и субсидию на постройку Дома для больных деменцией на16 кроватей.

Русское Благотворительное Общество стало первой организацией, которая открыла отделения помещения для людей с деменцией в штате Новый Южный Уэльс. И тогда им часто поступали звонки из департамента с просьбой поделиться своим опытом внедрения с другими домами престарелых.
В 1990 году министр штата Новый Южный Уэльс по уходу за пожилыми назначил Ольгу Литкенс на должность члена комиссии по разбору споров между владельцами домов для хронически больных и государственными проверочными агенствами. Она была одной из двух женщин, вошедших в эту комиссию: «Мы ездили по домам престарелых и проверяли их. Часто я видела ужасные картины нарушения норм. Но иногда были моменты, которые меня наводили на мысль проверить, а все ли у нас в порядке с этим? В итоге я исправляла даже то, что на первый взгляд не вызывало у нас сомнений. Например, работу с документацией».
«У меня очень много приятных воспоминаний о работе в РБО. Мы очень тепло и весело справляли все праздники, на один из вечеров я даже приходила в костюме феи. И до сих пор я ощущаю близость к РБО. Когда прихожу, не стесняюсь указать руководству на недостатки, — говорит Ольга. — Чтобы, как всегда, у нас все было на высшем уровне».

Ольгу часто вспоминают коллеги как сурового, но справедливого руководителя. Узнав эту историю, я думаю, что многие согласятся, что в то время Русскому Благотворительному Обществу очень нужен был именно такой человек — грамотный, упорный, может быть чересур строгий, но ведь именно благодаря ее педантичности, организация смогла не только выжить, но и вырваться вперед, оставив позади многих своих конкурентов.

Виктория Станкеева


Ваш комментарий