Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Истории русских в Австралии

День Австралии по традиции в Сергиевом Посаде начинается с исполнения национального гимна Advance Australia Fair. «Боже, храни Австралию», — шепотом повторяли в такт музыке резиденты. Для кого-то их них Австралия стала второй Родиной, а для кого-то — единственной.

Вторая Родина
В этот раз исторические события, факты и важные даты, связанные с Австралией, вспоминали все вместе, причем, делали это в интересной, игровой форме викторины. Среди вопросов были как простые — сколько штатов в Австралии, так и более сложные, например, в каком году в Сидней прибыл Первый флот. Очень понравился резидентам вопрос про торт Pavlova. Немногие знали, что этот роскошный десерт был придуман в 1926 году австралийским поваром в честь балерины Анны Павловой, которая гастролировала в то время по Австралии и Новой Зеландии. По легенде, знаменитая танцовщица заказала что-нибудь легкое и воздушное, и так появился этот торт, популярный уже многие годы. Затем вниманию резидентов были представлены элементы национальной одежды коренных жителей Австралии, музыкальные инструменты и предметы их обихода.
«Мы каждый год проводим подобную выставку, — рассказывает Ирина Маланяк, сотрудница Сергиева Посада, — и каждый раз количество экспонатов увеличивается. В этом году добавили красную землю, которую я в своё время привезла из центральной Австралии, когда посещала Улуру». После этого резиденты поделились своими историями. Да, в это трудно поверить, но в 50-60-е годы иммиграция выглядела так…
Разлученные семьи
Когда Вере и Жоре Бархатовым было по 33 года, оставаться в Харбине стало небезопасно, и они решились на переезд в Австралию. Все документы оформили на брата Веры — Бориса, но перед самым отъездом, он отказался ехать в Австралию, сказав, что возвращается в Советский Союз со своей возлюбленной. Для Веры и её мамы это был удар. Они умоляли его не ехать, но он не послушал. Документы пришлось менять, и первым в далёкую страну отправился Георгий, а уже потом приехала Вера со своей мамой Софией Степановной. Борис все же приехал в Австралию, но спустя долгих 30 лет, с семьёй — дочкой Леной и внучкой Настей. Вера помогла им сделать визы и обустроиться в новой для них стране.

Поиски работы
Тогда же, в далёкие 60-е годы, супруги приехали в Сидней, абсолютно никого не зная, а главное, не зная ни слова по-английски. Счастливый случай помог им найти работу. В Харбине, где они жили до этого, она почти 12 лет работала чертёжницей, и в Австралии искала работу, связанную с любимым делом. Соседка помогла ей перевести резюме, и она разослала его в разные компании. В ответ пришло два приглашения на собеседование. Взяв одно из них, она произнесла: «Вот моё счастье». И оправилась на встречу в исследовательский институт. Там её встретили англоговорящие женщины, которых она абсолютно не понимала. Вера вспоминает, как она объяснялась с ними на пальцах, пока в кабинет случайно не зашла русскоговорящая женщина. Она стала переводить разговор.
В конце концов, они договорились, что Веру примут на работу на испытательный срок на три дня, и «переводчица» ушла. А Вере вручили записку, в которой было написано: «Приходите завтра утром в девять утра». С этим клочком бумаги счастливая она помчалась домой. На следующий день утром, боясь опоздать, не зная, что же конкретно написано в записке, была на работе уже в семь утра! Со временем, Вера выучила английский, но на её чертёжной доске ещё долго висел листочек с переводом необходимых слов. Смеясь, она вспоминает: «Вот так приняли меня на три дня, а осталась работать я там на тридцать лет». Интересная история с поиском работы была и у Жоры — он пришёл в компанию по производству сахара, где требовался токарь. Кроме него на эту должность претендовало много мужчин, и он стоял позади толпы, не надеясь ни на что. Вдруг вышел менеджер и, оглядев всех, остановил взгляд на высоком и крепком Жоре. Он подозвал его и, к возмущению стоящих впереди претендентов, принял на работу. В этой компании Жора проработал до выхода на пенсию.

Не работой единой
В 1960 году Юрий Криволуцкий, как и многие харбинцы, переехал в Австралию и обосновался сначала в Брисбене, а затем в Сиднее. Для него было настоящим открытием, что оказывается в далёкой Австралии театральная жизнь среди русских эмигрантов не только не угасла, но и с привычным для русских размахом разгорелась с новой силой. За три года жизни в Брисбене он принял участие во многих спектаклях в сотрудничестве с опытным режиссёром Трейфельдом. Играл со многими известными артистами. Переехав в Сидней в 1964 году, Юрий продолжил работу в качестве режиссёра. Зрители с восторгом встретили его спектакли «Мраморная гувернантка» и «Кабаре на кухне». Но самым любимым занятием Юрия было выступление на эстраде.
«Известный конферансье, аккордеонист, певец, весёлый рассказчик юморесок, Юрий Криволуцкий давно пленил публику своим талантом и оригинальностью выступлений, обогатил русскую сцену Австралии», — пишет о нем в газете «Слово» Лариса Алмазова. Здесь он выступал со своим неизменным партнёром Жоржем Астором, а также с Татьяной Поротиковой, Марийкой Эскот, Ангелиной Соколовой, Ниной Демидовой, Алисой Тикстон, Александром Шахматовым, Леонидом Пащенко и его ансамблем «Былинка», в который также входил Михаил Дубинин, квартетом «Черные бантики» (семьей Мавридис) и многими другими. Юрий участвовал во многих русскоязычных мероприятиях — его оркестр играл регулярно по субботам и воскресеньям в Русском клубе в течение нескольких лет, на встречах Нового года, устраиваемых Клавдией Якуниной-Муценко, свадьбах, годовщинах инженеров, ХСМЛ, «Чуринцев» и других мероприятия. И всегда на сцене он держался непринуждённо и весело. Сам же про своё творчество Юрий скромно говорит, что просто старался доставить людям улыбку, смех и поднять настроение.
Теперь Юрий и Вера живут в Сергиевом Посаде. Они каждый день благодарят Бога, что у них есть возможность достойно встретить старость в этой стране. «Боже, храни Австралию», — повторяют они.

Виктория СТАНКЕЕВА
Фото Аллы Мандраби


Ваш комментарий