Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Раскол прошёл сквозь души и сердца…

В 2011 году на Российском телевидении по каналу «Культура» был показан двадцатисерийный фильм-фреска «Раскол», в котором режиссёр картины Николай Досталь показал малоизвестный период российской истории.

Время трагическое, время, порождающее чувство вины, время, когда впервые в истории России русские стали жестоко преследовать, уничтожать, жечь на кострах русских. Но сразу надо отдать должное создателям фильма: в нём нет любования жестокостью, обилия кровавых эпизодов.
Именно раскол 17 века Александр Солженицын назвал первой гражданской войной, которая разделила наш народ, принесла много жертв и до сих пор кровоточит незаживающими ранами. Раскол перестаёт быть фактором политической жизни страны, но как душевная незаживающая рана накладывает свой отпечаток на все дальнейшее течение русской жизни.
Фильм рассказывает о церковных реформах патриарха Никона и ярых противниках этих реформ во главе с протопопом Аввакумом, о судьбах исторических лиц — царя Алексея Михайловича и его сына Фёдора Алексеевича, братьев Морозовых, боярыни Феодосии Морозовой.

Режиссёр Николай Досталь в одном из своих интервью сказал, что подлинный смысл картины видит в объединении россиян через осмысление своего прошлого и настоящего.
В России фильм вызвал бурные дискуссии. Мнения, в основном, разделились на полярно-противоположные. Одна часть зрителей очень высоко оценила фильм, увидев в нём объективный взгляд на события прошлого. Другая — высчитывает мелкие исторические огрехи, упрекает массовку в плохой игре, режиссёра — в том, что фильм получился слишком длинный, и выискивает несоответствия образов фильма с реальными историческими личностями, словно забывая о том, что художественный фильм и историческая реальность — это не одно и то же.
Обсуждение фильма состоялось и у нас в Литературном обществе имени В.Солоухина в Мельбурне, и в ходе обсуждения выяснилось, что фильм так же как и в России не оставил равнодушными тех, кто его увидел; он открывает такие страницы в истории России, которые тесно связаны с днём сегодняшним. Недаром говорят, что история — это политика, опрокинутая в прошлое.
Россия старообрядческая, рассеянная по всем уголкам мира и вот уже три века хранящая себя от всех примесей, от всех перемен, от всей суеты так быстро меняющегося мира — жива и продолжает хранить себя.
И в Австралии, как и во многих других странах мира, живут русские старообрядцы.

Готовясь к обсуждению фильма в Литературном обществе, мне хотелось услышать и их мнение о фильме.
На встрече сделал доклад старообрядец Михаил Овчинников. Известен он не только как предприниматель, получивший призы за развитие среднего и крупного бизнеса, но и как спонсор многих культурных программ. Кроме того, он является председателем Христорождественской общины Русской православной старообрядческой церкви в Сиднее. К нему я и обратилась с просьбой приехать в Мельбурн и принять участие в обсуждении фильма. Зная о том, что Михаил человек очень занятой, я опасалась, что он не сможет найти для нас время. Но, услышав по телефону его энергичный приветливый голос, я сразу поняла, что этот человек не откажет.

И вот 20 мая, в день встречи в Русском доме, рано утром Михаил прилетел в Мельбурн со своей семьёй — женой Ольгой и дочками Еленой и Анной. Лёгкая походка, широкая улыбка, приветливый взгляд. Через пять минут разговора с ним я почувствовала, как это бывает с лёгкими людьми, что мы с ним знакомы уже много лет.
В Русском Доме на обсуждении Михаил рассказал собравшимся, что фильм «Раскол» произвёл на него очень сильное впечатление, а также ответил на вопросы, рассказал о своей семье, принадлежащей к старообрядческому роду.
Жаль, что Михаил в тот же день, сразу после встречи в Русском доме спешил в аэропорт, и мы не успели задать ему ещё очень многие вопросы.
В ходе обсуждения настоятель Покровского кафедрального собора о. Николай Карыпов дал некоторые исторические справки, относящиеся ко времени раскола и также высоко оценил художественные достоинства фильма.

Вниманию собравшихся был предложен документальный фильм о боярыне Морозовой. Это первый документальный фильм, рассказывающий о Феодосии Прокопьевне Морозовой, которая вместе с протопопом Аввакумом стала символом раскола Русской православной церкви.
Именно она, отстаивая старую веру, пошла против самого царя и патриарха Никона, отреклась от всех своих сословных привилегий, от роскоши, в которой жила, богатства, которое имела, пожертвовала сыном и умерла от мучений и голода в земляной яме. Образ народной героини жил в народной памяти и теперь вновь находит воплощение в творчестве. В 2006 году Родионом Щедриным закончена работа над хоровой оперой «Боярыня Морозова», премьера которой состоялась 30 октября 2006 года в Большом зале Московской консерватории.

И ещё одно достоинство фильма «Раскол» — он открывает широкому зрителю красоту древнерусского духовно-сосредоточенного одноголосного пения. И присутствующие на обсуждении могли почувствовать это, прослушав несколько знаменных распевов, которые прозвучали в исполнении регента Святотроицкого прихода в Мельбурне Кристины Барсук и хористки Ольги Егоровой.
«Необыкновенная ритмическая гибкость, способность наших напевов приноравливаться к каким угодно несимметричным и симметричным ритмам в прозаическом тексте, полная эластичность ударения церковно-славянской речи сделали то, что мы чрезвычайно далеки от казенно-немецких ритмических музыкальных строк. Удивительная свобода ритмов и вместе с тем изящество мелодий. — Отмечал знаменитый исследователь древнерусского пения, директор Синодального училища С. В. Смоленский.- Возвышенное молитвенное настроение невольно сообщается молящемуся, когда он слушает бесстрастные, величаво-спокойные переливы знаменного пения. Душа человека, измученного заботами, огорчениями, трудами, обуреваемая страстями, под влиянием этих звуков хотя на время успокаивается и умиротворяется, испытывая чистейшее и неизъяснимое наслаждение».
Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал о знаменном пении: «Весьма справедливо Святые Отцы называют наши духовные ощущения „радостопечалием“: это чувство вполне выражается знаменным напевом, который ещё сохранился в некоторых монастырях и который употребляется в единоверческих церквах. Знаменный напев подобен старинной иконе. От внимания ему овладевает сердцем то же чувство, какое и от зрения на старинную икону, написанную каким-либо святым мужем. Чувство глубокого благочестия, которым проникнут напев, приводит душу к благоговению и умилению».
Таким образом, знаменное пение — это в первую очередь созерцание ума, созерцание тайны спасения Божия, раскрываемого в священных словах.
Вообще надо сказать, что русская икона и русское знаменное пение — это, конечно, величайшие и драгоценнейшие дары, которые русский народ вложил в сокровищницу мировой христианской Церкви. Русский знаменный распев — это одно из величайших достижений церковного искусства, церковного молитвенного созерцания.
Знаменный распев продолжает жить не только в старообрядческом богослужении: сегодня он привлекает внимание исследователей-музыковедов. Возвращаются к древнему пению и некоторые приходы РПЦ.

Так или иначе, а фильм вызвал огромный интерес, заставил обратиться к истории России, к истории старообрядчества. И вглядываясь в исторический почти трёхвековой путь старообрядчества, можно только изумляться стойкости и мужеству этих русских людей, которые три века подряд терпеливо и мужественно пронесли свои традиции, обряд и веру. Хотелось бы выразить надежду, что настанет такое время, когда будет полностью излечена эта рана на теле России.
А заявление Патриарха Кирилла 23 апреля 2011 года, в котором он отметил важность сохранения старого обряда в современной жизни Русской Православной церкви, делает эту надежду более реальной. Старообрядчество, по словам Патриарха, «сохраняет связь с нашим древним преданием», и, кроме того, «есть люди, которые сегодня именно через этот обряд находят путь ко Христу».
«В Русской церкви всё это должно быть, и не как явление второго сорта, а точно так же, как и новый обряд», — подчеркнул Предстоятель.
Столь чётко и ясно о равноправии старого обряда в сравнении с новым никогда ранее не говорил глава Московского Патриархата. С этого рубежа начнётся новый этап в жизни трагически расколовшейся в 17 веке Русской церкви — этап реального примирения и, насколько это возможно, единения.

Фильм Николая Досталя «Раскол» стал важнейшим этапом на пути к этому единению.


Председатель Литературного общества им. В.Солоухина в Мельбурне


Ваш комментарий