Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Австралийскому Тарзану — 80 лет

Эта статья была написана Аллой Мандраби в 2011 году. Человек, которого называют австралийским Тарзаном, живёт в тропических лесах неподалёку от города Кернса, на севере штата Квинсленд. В надземных корнях больших фиговых деревьев он устраивает себе жилище. Его часто видят на Брюс-хайвее: загорелый пожилой человек в одних шортах и ботинках, держа за плечами холщёвый мешок из-под сахара, энергично шагает километр за километром. На предложения водителей - подвезти, Тарзан обычно отказывается.

Впервые я увидела его по телевизору: в передаче рассказывали о том, что в соседних лесах живёт местная легенда Тарзан, пожилой отшельник, которому давно за 70, но его здоровью можно только позавидовать: пешком он проходит в день не один десяток километров! С тех пор, иногда Майкл попадается мне на дороге, я вижу его где-нибудь в городе. А однажды мне довелось и поговорить с ним.

О том, как он сражался с крокодилами, плыл на каноэ в Папуа писали в книгах и газетах, показывали в документальных фильмах. Его уважают аборигены, ученикам рассказывают о нем в школе.
Самое интересное, что Тарзан имеет русские корни! Его зовут Михаил Фоменко, но для австралийцев он - Майкл.
Несколько лет назад наша газета «Единение» писала о нём. Недавно Майклу исполнилось 80 лет, поэтому хотелось бы вновь рассказать об этом человеке и о том, как живёт наш Тарзан сейчас.
Более 50 лет назад Майкл Фоменко отверг шумный Сидней и направился к новой жизни - в дикий мир северного Квинсленда. Когда-то учащийся престижной сиднейской школы Шор, а ныне - восьмидесятилетний пожилой мужчина, он стал живой легендой Квинсленда.

Майкл родился в 1930 году в Грузии в аристократической семье грузинской принцессы Елизаветы Мачиабелли и чемпиона по лёгкой атлетике, позже - лектора университета Даниила Фоменко. В конце 1930-х годов семья Фоменко уехала во Владивосток, а затем с риском для жизни перейдя границу, добралась до Маньчжурии. На этом их путь не закончился, и вскоре семья Фоменко переехала в Кобе, в Японию. Там отец Майкла некоторое время преподавал в университете. Майкл же был лидером в компании таких же, как он сверстников из семей беженцев, когда они давали отпор местным японским мальчишкам.

После известия о вступлении Японии во Вторую мировую войну семья уехала в Австралию. С 1941 года Фоменко поселились в Сиднее. Отец Майкла нашёл работу преподавателя иностранных языков в одном из колледжей Сиднея (North Shore GSP College), а во время войны успешно работал и радиокомментатором.
Учась в школе, стеснительный и мечтательный Майкл был единственным иностранцем среди 900 учеников... Его английский желал лучшего, он чувствовал себя чужаком. К тому же вспоминался неприятный опыт жизни среди беженцев в Японии.
Во время каникул семья Майкла часто ездила в лесные массивы в Квинсленде и Тасмании. Именно тогда у мальчика родилась любовь к джунглям, особенно Cеверного Квинсленда.
Ещё в школе проявились большие способности Майкла к спорту. На спортплощадке Майкл побил не один школьный рекорд. Закончив школу, Майкл выступал за атлетический клуб северного Сиднея, где установил семь рекордов и был признан одним из лучших местных спортсменов.
В интервью о сыне в 1959 году его отец рассказывал: «Майкл старается подражать характеру бойца и атлета Одиссея, любимого героя произведений Гомера».
Майкла даже предлагали выбрать в сборную команду Австралии для участия в Олимпиаде 1956 года в Мельбурне. Попробовал он, как все, устроиться на работу в одну из пароходных компаний в 1951 году. Однако в мыслях у него были бескрайние просторы австралийского Квинсленда.

Однажды Майкл ушёл из дома родителей и уехал в джунгли Северного Квинсленда, подражая своему кумиру Одиссею, «поклоняться Богу Природы», как он любил говорить. Первое время молодой Майкл иногда возвращался домой, чтобы навестить свою подружку, вызывая её из дома звуком морской раковины. Но затем путешественник затерялся в чащах Кейп Йорка.
Спустя год пришли известия, что недалеко от Кернса его каноэ видела морская баржа; команда даже предложила Майклу взять его на борт, но тот отказался. Отец Майкла поделился своими мыслями в то время: «Я уверен, мой сын долго ждал того момента, когда во фланелевой рубашке, джинсах, сандалиях, с рюкзаком и томагавком в руках он сможет уйти из дома и путешествовать».
В 1958 году информация о плавании Майкла Фоменко на каноэ из небольшого города Куктауна на севере Австралии до острова Четверг появилась на первых первые страницах многих австралийских и иностранных газет. Ориентируясь лишь по звёздам, Майкл совершил это путешествие за 7 месяцев. Вскоре после этого, Майкл поплыл в сторону Мероук (бывшая голландская Новая Гвинея) и на три месяца потерялся в море. Обеспокоенная семья объявила его поиски. Майкл был найден на Айриан Джайя ослабленным, истощённым, без паспорта и доставлен домой в Сидней.

Через несколько недель после того, как он отлежался и поправился, Майкл уехал вновь.
Отец всегда поддерживал любителя приключений Майкла в его жизненном выборе и отстаивал его перед женой, которая непременно хотела вернуть сына домой, пусть даже и насильно. Но в 1960 году отец Майкла умер, и его мать Елизавета стала настаивать, что путешествующего сына нужно вернуть к домашнему очагу. В 1964 году Майкла искали отряды полицейских. Его нашли и арестовали за бродяжничество и непристойный внешний вид - он носил лишь набедренную повязку. После этого Майкла объявили душевнобольным и поместили его в психиатрическую клинику, где лечили седативными препаратами и электрошоковой терапией.
Это ещё больше испугало и оттолкнуло его от людей, и в 1969 г., когда его выпустили из больницы, он вновь уехал в свои любимые джунгли на север Австралии.
Лишь дважды после этого он приезжал в Сидней. Последний раз на похороны матери. Незадолго до её смерти, Майкл говорил одной из трёх своих сестёр, Нине Оом, что мать зря упрятала его в больницу.
Нина рассказывала журналистам: «Мать очень сожалела об этом. Особенно из-за насильственного лечения. Но сейчас Майкл мог бы уже вернуться назад и остепениться. Я думаю, он убежал по какой-то только ему известной причине, чего, к сожалению, никто не мог понять. Но внутри него был и другой Майкл, который хотел быть обыкновенным человеком и завести семью».

В 1985 году фотограф Артур Монстид и журналист Франк Робсон из Сиднея вышли на след Майкла и смогли найти его в джунглях около небольшого селения Айтона, где он раскинул свою палатку и жил какое-то время.Франк Робсон рассказывал: «Майкл поприветствовал нас и пригласил к своему костру. Затем он представился и предложил нам кока-колу и шоколад. Мы делились с Майклом новостями, происходящим в мире, про атомную бомбу, на что Майкл отвечал, что никогда не слышал об этом. Он также удивился, когда узнал, что умер Джонни Вейстмюллер, легендарный американский актёр, исполнитель роли Тарзана».
«Майкл поведал нам свои жизненные истории, - продолжал Франк Робсон. - Он гордился, что во время своего морского путешествия на каноэ, из Австралии в Папуа Новую Гвинею, он не сдался, а мужественно оставался на плаву. Но там он заболел дизентерией, и ему даже переливали кровь, чтобы сохранить жизнь.
На вопрос, почему он уехал из Сиднея, Майкл объяснил, что был тогда глупым мальчишкой, захотевшим побыть на природе. Об отношениях с женщинами Майкл ответил: „Я восхищаюсь женщинами, но с ними трудно установить контакт... У меня были 2-3 подружки, с которыми у меня была любовь... Но это недолго продолжалось". Он спросил нас: „Какой Сидней сейчас? Лучше, чем раньше? Думаю, он меняется в лучшую сторону. Я скучаю по нему, особенно по танцам и вечеринкам... Но здесь моя жизнь наполнена ни с чем не сравнимыми приключениями!"

Как Майкл лечится, если заболевает? Он рассказал, что в природе немало своих средств лечения, но всё же самое лучшее - это физические упражнения. Во время той встречи Майклу было 55 лет. Казалось, что он покинул Сидней совсем недавно. „Я могу в любое время вернуться домой, - добавил Майкл. - Но я ещё молод... Думаю, что я мог бы быть врачом. Я всегда хотел изучать медицину. Считаю, что из меня получился бы хороший доктор".
Однажды, сестра Майкла, Нина Оом приезжала в Северный Квинсленд навестить брата, с которым она не виделась к тому времени лет 10. Когда она нашла его, шедшим по пустынному пляжу, и окликнула, Майкл не узнал её и лишь ответил: „Мне нужно делать мои упражнения". И, оттолкнув сестру, зашагал дальше. Нина оставила на песке знак, по которому Майкл узнал её. Они встретились под деревьями, в которых он жил и провели вместе несколько дней, пока однажды Майкл опять внезапно не исчез...
Время от времени Нина получала письма от Майкла (Нина умерла в 2008 г.). Она волновалась за его питание, его зубы - ведь он почти не имел своих зубов, только искусственные, да и те потерял где-то в море... Нина считала брата „зависимым от физических упражнений", как человек может быть зависимым от наркотиков, спиртного, игры в казино.
Живя в лесу, Майкл подружился с племенами аборигенов. Они ценили его за силу и способность выживать в трудных условиях дикой природы.
Именно тогда дети аборигенов с австралийских островов Торресова Пролива прозвали его „Тарзаном" - королем джунглей.
У Майкла был счёт в банке. Банковский служащий в небольшом городке Бабинда недалеко от Кернса, Джек Джентл, вспоминает случай, когда молодой мужчина спортивного сложения зашёл в банк в одной набедренной повязке и заявил о потере банковской книжки. Он рассказал, что она была съедена крокодилами.
Банк Бабинды послал запрос в Сидней. Вскоре оттуда пришёл ответ, в котором банковские служащие подвергли сомнению причину потери. Майклу пришлось дописать, что во время кемпинга около Веллинден Кер, его мешок из-под сахара, в котором он хранил все его вещи, был утащен крокодилами. Банковские служащие заверили это объяснение, и Майкл получил новую банковскую книжку.
В джунглях Майкл жил в пещерах вдоль рек или в самодельных укрытиях, питался рыбой, птицами, дикими фруктами, кокосами. Однажды после охоты с друзьями, он послал матери свои трофеи - клыки дикой свиньи и зубы акулы.
Вооружённый мачете или ножом, он подвергал себя опасности, борясь с крокодилами, и плавая в Коралловом море среди акул и ядовитых медуз. Но... он был там, где всегда хотел быть и делал то, о чём всегда мечтал. „Я отказался от того, что вы называете цивилизацией",- говорил Майкл журналистам. - Это мой рай - рай спокойной жизни и личного старания. Я хочу именно такую жизнь, иначе я бы чувствовал, что живу лишь наполовину».
На вопросы о здоровье, Майкл всегда отвечает: - «Нет проблем». Его выносливости и здоровью мог бы позавидовать любой сорокалетний мужчина... Он показывал знакомым шкуры убитых им двухметровых крокодилов.
Впрочем, питался Тарзан не только трофеями охоты.Бывший владелец магазина в местечке Айтон, Пёл Кендрик, вспоминает о покупках Майкла: «Он приходил в мой магазин и покупал мясное филе, сахар, консервированную еду, сухое и сгущённое молоко». Пёл Кендрик поддерживал связь с сестрой Майкла, проживавшей в Сиднее, и, к её радости, рассказывал ей о передвижениях брата. Однажды Ольга сказала о брате: «Многие люди боятся его, но совершенно напрасно: он никому не причинил зла. Наоборот, некоторые пытались навредить ему». Жена Пёла Кендрика вспомнила, как однажды видела Майкла, плавающим в опасном месте, с крокодилами и акулами, но они не трогали его.
Когда около Инисфайла ещё работало предприятие по переработке сахара и Майкл жил на холме за рекой Джонстоун, он легко переплывал реку и просил работников насыпать мешок сахара. Ему никогда не отказывали. Затем Майкл плыл назад, в своё жилище, перевозя мешок с сахаром на голове. Тогда из одежды он никогда не носил ничего, только шорты и сандалии. Но сейчас, идя в магазин, он обязательно надевает футболку.

В 1990 году Майкла вновь задержали, теперь уже в Бундаберге, на пути в Сидней, куда он ехал навестить трёх сестёр. На этот раз поведение и внешность Майкла вызвали подозрение у местных жителей, увидевшим его одетым в свою обычную «лесную» одежду.
После очередного исследования психиатры вынесли заключительный вердикт: Майкл - не является психически больным человеком.

Возраст берет свое, и в последние годы Майкл несколько изменил свой отшельнический образ жизни. Он иногда останавливается в мотелях. Вечером он любит посмотреть телевизионные новости вместе с другими постояльцами. Правда, он немногословен в разговорах.
Неизвестно, был ли он когда-либо женат. Майкла нелегко уговорить дать интервью, а когда его просят позировать перед фотоаппаратом, он отвечает: «Может быть, в другой раз».
У него нет близких друзей, но жители в округе хорошо знают, о ком идёт речь, если кто-то интересуется Майклом, они отвечают: «О, это тот пожилой мужчина, который постоянно ходит бодрым шагом по дороге. Должно быть, он набегал уже миллионы миль! Ему ничего не стоит пройти за день от Инисфайла до Кернса» (расстояние примерно в 100 километров).
В супермаркете он покупает мороженое и свою любимую кока-колу, курицу-гриль, в кафе покупает рыбу, картофель фри и гамбургеры.
В кратком интервью с журналистом «Кернс Пост», в 2005 году, Майкл рассказывал о своих планах: он мастерит новое каноэ, так как вновь собирается в плавание...

Как Майкл живёт сейчас? Иногда он бывает в местечке Бремстон Бич, что в 70 километрах южнее Кернса. Здесь он заходит в единственное кафе-магазин, которым владеют Дина и Крис Джонс. В августе я побывала там и поговорила с Диной. Она рассказала мне одну историю: раньше, когда этим магазином владели другие люди, однажды сюда пришёл покушать Майкл Фоменко. Хозяин тут же секретно позвонил в местную газету и телевидение, и на Бремстон Бич моментально приехали журналисты. Защёлкали фотоаппараты, закрутилась видеоплёнка, люди просили Тарзана-легенду об интервью. Шокированный Майкл попытался скрыться и долго не показывался в этом месте. После смены владельцев Майкл снова стал заходить сюда. В целом, Майкл - малообщительный. Дину можно назвать «фанатом» Майкла Фоменко: в отдельный журнал «Тарзан» она собирает вырезки из газет, в которых написано о Тарзане, и с удовольствием показывает его своим посетителям.
Иногда Майкл бывает и в караван-парке, которым управляет Джулиен Флеминг. Она рассказала мне, что первый раз увидела Майкла, лежащим под навесом на бетонном покрытии плиты-барбекю. Джулиен предложила ему спальный мешок, и Майкл не отказался. Так, он пробыл у неё несколько дней. Иногда она угощала его какой-нибудь едой, они разговаривали, хотя Майкл - малоразговорчивый человек и сторонится людей. Он рассказал Джулиен, что когда-то давно был женат, и что у него есть несколько лагерей в окрестных лесах. Рассказывал, как он плавал на своём каноэ от Кернса до островов Торресова пролива, а затем он делал из дерева новое каноэ, но, к сожалению, приливом его смыло в море. Когда в марте этого года Майкл снова пришёл к Джулиен, она спросила его о дне рождении. Получилось так, что его 81-й день рождения только что прошёл. Тогда Джулиен обняла его и поздравила. Затем Джулиен позвонила в местную газету «Кернс Пост» и сообщила об этом событии. Вскоре газета опубликовала статью о том, что местной легенде -Тарзану исполнилось за 80.

В это же утро, когда я была у Джулиен, она видела Майкла на мосту недалеко от городка Иннисфайл. Видимо, он повредил ногу, потому что хромал. Мы с мужем тут же поехали в то место: хотелось увидеть Майкла, поговорить с ним по-русски, отвезти, если нужно, в больницу.
Приехав на мост реки Джонатан, мы остановились на обочине. Пара людей рыбачила под мостом, подростки плавали по реке на лодке, а женщина что-то фотографировала. Я спросила, не видели ли они Тарзана. Мужчина ответил, что он - под мостом... И тут мы увидели, как Майкл Фоменко вылезает из своего жилища и взбирается наверх на мост. Затем он зашагал по дороге вдоль сахарного тростника. На нём был красный джемпер. Наверное, он болеет или всё-таки возраст берёт своё и человеку стало прохладнее, подумалось мне. Мы поехали ему навстречу. Заметно, что ему было трудно: он хромал и тяжело дышал... Около него остановилась ещё одна машина, из которой вышел мужчина и тоже пошёл в сторону Майкла... Тут Майкл резко повернул назад и, дойдя до моста, перепрыгнул через ограждение и скрылся под мостом. Мы не стали беспокоить его. Майкла Фоменко можно понять: он ведёт образ жизни, который устраивает его, и не любит, когда люди вмешиваются в «его пространство». Хотелось бы, чтобы рана его ноги была не слишком серьёзной: неизвестно, обращался ли он к врачам и обратится ли. Во всяком случае, больница находится недалеко от моста, под которым мы его встретили.

Уже 55 лет австралийский Тарзан, 80-летний Михаил Фоменко живет в лесах северного Квинсленда. Человеку трудно, но он горд и независим.

В сентябре 2015 года газета Cairns Post напечатала статью. в которой рассказала, что русский Тарзан живет сейчас в доме для стариков в городе Гимпи в Квинсленде. http://www.cairnspost.com.au/cairns-bushman-legend-now-living-in-gympie-nursing-home/news-story/0a7b764207448ce122e5cd71f3a89089

 


2 comments