Russian newspaper "Unification"
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Моя профессия - переводчик

30 сентября отмечается Международный день переводчика. А появился этот праздник в 1991 году, в День Святого Иеронима, cчитающегося покровителем людей этой профессии. На земле около 5 тысяч языков. На 40 наиболее распространенных говорит 2/3 населения мира. Благодаря талантливым переводчикам миллионы людей могут прикоснуться к шедеврам мировой литературы, ученые - узнать о том, что делают их коллеги в других странах, а политики могут сесть за стол переговоров.

О профессии переводчика и о себе лично рассказывает житель австралийского города Кэрнс, переводчик высшей категории NAATI (Национального управления по аккредитации переводчиков, Австралия) Вадим Викторович Дубин.


Корр.: Вадим Викторович, как вы стали переводчиком?

В.В.Д.: В школе мне нравились гуманитарные предметы, в том числе и английский. Я запоем читал русских и зарубежных классиков. К окончанию школы мой выбор опеределился и в 1975 г. я поступил на переводческий факультет инъяза (Московского государственного педагогического института иностранных языков имени Мореса Тореза — ныне Московский государственный лингвистический университет), где в качестве первого иностранного языка изучал испанский, а второго — английский.
Учеба давалась мне легко и я получил красный диплом. Среди всех пятёрок у меня была лишь одна четвёрка — по политэкономии.


Корр.: В студенчестве вы работали и экскурсоводом?

В.В.Д.: На третьем курсе мы учились на курсах экскурсоводов «Интуриста», а затем летом работали гидами-переводчиками. Я переводил испаноязычным туристам. Работа мне нравилась: благодаря ей я практиковал испанский язык и немало поездил по стране — в Ленинград, Киев, Волгоград, Владимир, Суздаль, Иркутск, в Среднюю Азию.


Корр. — Какими были иностранные туристы тех лет?

В.В.Д.: Они интересовались нашей страной и вели себя дружелюбно. Их хорошо принимали в лучших отелях, отлично кормили, выделяли хорошие автобусы для экскурсий. Конечно, я был патриотом, старался представить свою страну и ее народ в благоприятном свете. Туристам нравились мой энтузиазм, знание дела и неплохое владение испанского. Были у нас и «забавные» случаи, когда иностранные туристы не понимали советские реалии. Один богатый мексиканский плантатор, поссорившись с дамами из своей группы, попросил выйти из автобуса, ехавшего из Москвы в Суздаль, и купить где-то по пути, в автосалоне, личный автомобиль. Пришлось ему объяснять, что в стране Советов это не так просто. Другой случай — когда в аэропорту мне в благодарность за работу хотели дать чаевые в американской валюте. Я, зная возможные последствия — вплоть до тюремного заключения, решительно отказался, чем очень удивил благонамеренных туристов из Испании.

Вадим Дубин
Корр.: Корр.: У вас была интересная студенческая жизнь! Вы смогли побывать на «экзотической» стажировке — «острове Свободы»! Какой запомнилась вам Куба?

В.В.Д.: Как одного из успевающих студентов, в 1978 г. меня в числе других студентов направили на стажировку на Кубу. Два семестра были поломаны и потом по возвращении в Москву мы сдавали две сессии — 10 экзаменов. На Кубе нас прикрепили к филологическому факультету Гаванского университета.
На Кубе сложился свой вариант испанского языка: в произношении «заглатываются» окончания и используется особая интонация. Скорее всего, это влияние языков африканских рабов, когда-то завозимых на Кубу испанскими колонизаторами.
На Кубе нам удалось 3 дня поработать на рубке сахарного тростника. Вместе с настоящими мачетерос (рубщикамами)! Это невероятно трудное занятие и мы поражались, насколько рубщики тростника — сильные и мужественные люди.
Один день мы работали на кофейной плантации. Я радовался таким возможностям — они позволяли лучше узнать страну. В Гаване мы часто ходили в кино и удивлялись, что, в отличие от СССР, здесь вовсю показывали западные фильмы. На Кубе я посмотрел фильм «Челюсти», почти всего Хичкока, Бергмана, Феллини и т. д. Это было просто, без очередей, спецсеансов и кинофестивалей и т. п. Плати песо и смотри, сколько хочешь.
Я побывал в доме-музее Э.Хемингуэя и несколько раз обедал в его любимом ресторане «Бодегита-дель-Медио» в Гаване.
На Кубе существовало частное такси, чего не было в СССР. Одновременно в Гаване работали комитеты защиты революции, выслеживающие врагов народа и боровшиеся за чистоту коммунистической идеи. И были валютные магазины по типу советской «Березки». Равенства не было, хотя о нем без устали вещал Фидель. Таковы были особенности кубинского коммунизма. Целый ряд противоречий и непоследовательность.
В Гаване мне выпал случай, когда я переводил для нашей выдающейся артистки оперетты Татьяне Шмыге. Татьяна Ивановна была приятной в общении женщиной, прекрасно выглядела, очень хорошо одевалась. Она очень следила за фигурой и сокрушалась, что в гаванской гостинице был «шведский стол». А я ее убеждал: «Татьяна Ивановна, это же так вкусно!»
В Гаване — потрясающее море, великолепная колониальная архитектура, отличные коктейли и пиво, вкусное мороженое. Неповторимый колорит придают городу запах знаменитых сигар и зажигательная карибская музыка.
В целом, Куба — красивая страна, и народ в ней — дружелюбный и веселый. Но экономические трудности даже по сравнению с Советским Союзом были тогда колоссальные — почти всё там выдавалось по карточкам.


Корр.: Вы могли бы написать о Кубе увлекательный очерк! А как сложилась ваша профессиональная жизнь после окончания института?

В.В.Д.: Я получил работу преподавателя испанского языка на одной из кафедр моего инъяза. Работа была интересная, но мне хотелось большего.
Одновременно я немного подрабатывал переводчиком. Затем поступил на Курсы переводчиков Организации Объединенных Наций при нашем институте, где осваивал сразу две специальности — устный (синхронный) и письменный переводы. Кстати, в числе предметов по специальности мы слушали и лекции по мифологии. Переводчикам полагалось знать и мифы Древней Греции!


Корр.: Затем вы работали в отделении ООН в Женеве.

В.В.Д.: В Женеве я попал в секцию письменных переводов, где проработал пять лет. Это ответственная работа с разнообразной тематикой. В итоге я стал настоящим профессионалом в письменном переводе.
Швейцария — очаровательная страна: горы, озера, замки… Мы с супругой много ездили по стране и неплохо освоили французский — ведь повседневная жизнь Швейцарии проходит именно на нём. В Женеве родились мои две дочки и я стал счастливым отцом.


Корр.: В Москве вы преподавали в Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы (УДН). Расскажите, пожалуйста, об этом времени.

В.В.Д.: Работу преподавателя испанского на кафедре иностранных языков УДН я получил по приглашению одного из ведущих испанистов страны Наталии Михайловны Фирсовой. Там я работал с необыкновенным подъемом — и как преподаватель, и как ученый. Писал статьи, участвовал в организации конференций, стал соавтором Испанско-русского словаря «Латинская Америка», который переиздавался несколько раз.
Работая в УДН, я посещал переводческие семинары и лекции известных переводоведов и лингвистов в Институте языкознания. А однажды я побывал и на лекции знаменитого американского переводоведа Юджина Найды. Почти 15 лет спустя я познакомился с ним лично на переводческой конференции в Нью-Йорке. Ему сейчас 96 лет.


Кор
Вадим Дубинр.: Вы приехали в Австралию в начале 1990-х. С чего началась ваша карьера здесь?

В.В.Д.: В 1991 г., при содействии Наталии Михайловны, я поступил в аспирантуру Университета Аделаиды. Там я проводил исследования по социолингвистике и подрабатывал преподавателем русского языка. Познакомился с интереснейшими людьми из местных русско — и испаноговорящих общин, которые помогали мне проводить научные исследования. Позже я получил переводческую аккредитацию и стал письменным переводчиком 5-го уровня (самого высокого). Кстати, первым в Австралии. Получил ещё одну аккредитацию — устного переводчика конференций.


Корр.: После Аделаиды вы переехали в Сидней и работали переводчиком?

В.В.Д.: В Сиднее я закончил курсы по медицине, соцобеспечению, праву — все в переводческом разрезе. Сколько я больниц обслужил! Не счесть. Кому только я в Сиднее не переводил! Со временем, я стал выезжать на конференции переводчиком-синхронистом, читал лекции по общей теории перевода в Университете Нового Южного Уэльса. Мне посчастливилось поработать переводчиком и на Олимпийских и Паралимпийских Играх в Сиднее в 2000 году.


Корр.: Вы живете в Кэрнсе уже 10 лет. Каким образом судьба привела вас в тропики Австралии?

В.В.Д.: Я стал уставать в Сиднее — от пробок на дороге, вечно опаздывающих поездов, суеты…. Да, это замечательный город, с богатой культурой, отличающийся широтой взглядов, необыкновенно красивый, и я до сих пор люблю приезжать туда, но… в качестве гостя или туриста. Так вот, после Олимпиады я решил отдохнуть в тропиках — в Кэрнсе. Мне понравилось, и в 2001 г. я переехал в Кэрнс окончательно.
В Кэрнсе удивительно сочетаются горы, море, коралловые рифы, озера, водопады…. Словом, скучно в этом, казалось бы, небольшом провинциальном городе не бывает.


Корр.: В последнее время вы часто переводите по телефону.

В.В.Д.: Телефонный перевод обладает многими преимуществами. Он дешевле, его легче организовать, и он удобнее для многих переводчиков, потому что не требуется тратить время на поездки.
В 2002 году мне удалось организовать международный телефонный проект, который дал неплохие возможности для работы не только мне, но и другим австралийским переводчикам.


Корр.: Но без п
Вадим Дубиноездок не обходится. Вы переводите на конференциях в разных точках мира на самые различные темы.

В.В.Д.: Работать устным переводчиком на конференциях трудно, но интересно. Я работал на конференциях по Антарктике, композитным материалам, в т. ч. углеволокну, фармацевтике, горному делу, перевозкам, угольной технологии, сельскому хозяйству, на Российско-австралийском деловом форуме, на АТЭС (форуме Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества)… Синхронный перевод — непростое занятие. Ведь нужно уметь почти одновременно слушать, понимать и переводить. Особенно мне запомнилась конференция по вопросам охраны окружающей среды «Диалоги о земле» (Earth Dialogues), состоявшаяся в Брисбене в 2006 году. На ней я переводил Горбачеву. Он приехал в Австралию в качестве руководителя своей экологической организации «Международный Зеленый крест».


Корр.: Недавно Вы вернулись с антарктической конференции в Аргентине. Что можно сказать о состоянии Антарктики сегодня?

В.В.Д.: На конференции обсуждались вопросы охраны окружающей среды, научных исследований, туризма. 50 лет назад в силу вступил Договор об Антарктике.
Антарктида — континент с уникальным ландшафтом, флорой и фауной. Поэтому очень важно, чтобы сохранялся мирный и нейтральный статус Антарктики.


Корр.: Интересно узнать, чем вы занимаетесь в свободное время?

В.В.Д.: На первом месте — книги. Без них я не мыслю своей жизни. Каждый раз, когда открываю книгу, происходит волшебство. Список увлечений можно продолжать и продолжать — люблю кино, театр, музыку, фотографию, возиться в саду. Люблю гулять по пляжу, кататься на велосипеде, плавать. Конечно, люблю общение с людьми.


Корр.: Нашей газете «Единение» недавно исполнилось 60 лет. Что бы вы хотели пожелать ей и ее читателям?

В.В.Д.: Желаю читателям здоровья, благополучия и пронести любовь к русскому языку и культуре через всю жизнь и передать ее своим близким, особенно детям. А самой газете желаю всяческих успехов в ее полезной и нужной нам, русским австралийцам, деятельности.


Вадим Дубин предоставляет переводческие услуги. Об этом можно подробнее узнать на сайте его компании Azbuka Language Service: www.azbuka.com.au
(В настоящее время ведется работа по созданию версии этого сайта на русском языке.)


Ваш комментарий